Новости

Первый в мире полярный летчик — русский офицер.

ПЕРВЫЙ ПОЛЯРНЫЙ ЛЁТЧИК МИРА

Имя Яна Нагурского в современной России малоизвестно. Однако среди не очень многочисленной плеяды советских и российских исследователей Арктики и лётчиков-полярников оно овеяно славой и легендами. Возвращение России в арктические широты после многолетнего «мёртвого сезона» всколыхнуло внимание к истории покорения нашими предками этого сурового и малодоступного края.

Сегодня каждому школьнику известно, что освоение арктических просторов – огромного пространства, покрытого нетающими льдами – невозможно без авиации. «Челюскинцы»… Наверное, это первое слово, что вспоминается сразу каждому русскому человеку, когда заходит речь об Арктике и лётчиках-полярниках, спасших в 1935 году участников советской научной экспедиции со льдины в далёком Чукотском море.

Между тем мало кто знает, что появление русской, да и мировой полярной авиации, тоже связано с проведением спасательной операции в этих малоосвоенных человеком районах.

Запомните это имя: Ян Иосифович Нагурский – первый в мире полярный лётчик…

Жизненную необходимость изучения и освоения бескрайних арктических просторов в Российской Империи понимали хорошо. Успехи полярных экспедиций норвежца Амундсена и других европейских исследователей подстёгивали руководство России к установлению реального контроля над этим стратегическим регионом нашей державы. Однако дело это было новое, достаточного опыта исследований за Полярным кругом накоплено не было, и к 1914 году уже три русские арктические экспедиции – В.А. Русанова, Г.Л. Брусилова и Г.Я. Седова – считались пропавшими без вести.

В январе 1914 года по инициативе Русского географического общества Совет министров дал указание Морскому министерству организовать их поиски.

Назначенный в 1913 году в Главное Гидрографическое Управление, поручик по адмиралтейству Ян Нагурский – к тому времени дипломированный морской инженер, получивший звание военного лётчика по окончании Гатчинской офицерской воздухоплавательной школы – был включён в состав спасательной экспедиции под руководством капитана первого ранга Исхака Ислямова.

В мае 1914 года Нагурский принял на французском заводе новый гидросамолёт «Фарман МФ-11» с авиадвигателем мощностью 70 л.с., способный развивать скорость до 100 км/ч и поднимать груз в 300 кг. После успешных испытательных полётов в июне 1914 года самолёт был разобран, упакован в ящики, доставлен в Кристианию (ныне – Осло) и погружен на борт барка «Эклипс».

Далее путь самолёта и экипажа был продолжен уже из Александровска-на-Муроме (ныне Полярный) на пароходе «Печора» под командованием капитана второго ранга П.А. Синицына.

16 мая «Печора» достигла Крестовой губы на архипелаге Новая Земля. За два дня у становища Ольгинского Ян Нагурский и опытный авиатехник морской авиации Евгений Кузнецов, матрос-доброволец из Севастополя, при помощи членов экипажа «Печоры» собрали самолёт.

Первый полёт состоялся 21 августа. Он был недолгим: сделав несколько кругов над морем, самолёт успешно приводнился. В тот же день, в 16.30 Ян Нагурский вместе с Евгением Кузнецовым взлетели вновь и в 20.50, преодолев расстояние в 450 километров, успешно сели на воду. Первый в истории человечества арктический полет длился 4 часа 20 минут.

Всего Нагурский совершил пять длительных разведывательных полётов: 21, 22, 23 августа, 12 и 13 сентября 1914 года — на высоте 800-1200 метров вдоль западного побережья Новой Земли и у Земли Франца-Иосифа. Во время последнего полёта он достиг 76-ой параллели. Общая продолжительность полётов составила 10 часов 40 минут, расстояние около 1060 километров.

К сожалению, никаких следов пропавших экспедиций с воздуха обнаружить не удалось, Но заслуга Нагурского заключается в том, что он внес существенные коррективы в существовавшие карты, а также смог предоставлять сопровождающим судам информацию о состоянии льда по маршруту движения — то есть впервые выполнил функции ледовой разведки. В отчёте для Главного гидрографического управления Нагурский подробно изложил свои наблюдения и разработал рекомендации для последующих полётов в Арктике, а также предложил проект полёта к Северному полюсу.

В годы Первой Мировой войны Нагурский продолжил службу в морской авиации. Он совершал разведывательные полёты над Балтийским морем, командовал авиационными отрядом и дивизионом Балтийского флота.

17 сентября 1916 года, пилотируя летающую лодку Григоровича М-9, он впервые в мире на гидросамолёте выполнил мёртвую петлю Нестерова.

В 1917 году самолёт Нагурского был сбит над Балтийским морем, однако сам лётчик был спасён русской подводной лодкой.

Россия достойно оценила заслуги своего первого полярного аса: за арктическую эпопею, усердную службу и участие в боях первой мировой войны Ян Иосифович Нагурский был награжден орденами Святой Анны IV степени, Святого Владимира с мечами и бантом, а также – Святого Станислава II степени.

Октябрьскую революцию Нагурский встретил в Петрограде. Еще один поляк и наш бывший соотечественник, знаменитый авиаконструктор Сикорский, звал его покинуть Россию и перебраться в Америку, но Нагурский отказался. А вскоре представился случай побывать на родине, в обретшей независимость Польше. Он поехал навестить родителей, с которыми из-за войны давно уже потерял связь, и в охваченную революционной смутой Россию больше не вернулся.

Нагурский пережил Вторую мировую войну и продолжал работать инженером-конструктором и руководителем конструкторского бюро в Гданьске и Варшаве.

В 1955 году он присутствовал на лекции известного польского полярного исследователя Чеслава Ценкевича, который мельком упомянул о «давно забытом пионере авиации русском лётчике Иване Нагурском». Тогда Нагурский встал и объявил, что он вовсе не умер. Этот случай широко освещался в польской прессе и Нагурский стал известным человеком.

27 июля 1956 года Нагурский прилетел в Россию — впервые за почти 40 лет. В Москве Нагурский встретился с полярными летчиками Чухновским, Водопьяновым, Шевелёвым и Титловым. Чухновский был первым советским авиатором, совершившим полеты в Арктике после Нагурского — десятилетием позже, в 1924 году. В Ленинграде Нагурский познакомился с Верой Валерьевной Седовой, вдовой Георгия Седова, чью экспедицию он пытался отыскать в 1914 году.

Умер Ян Иосифович Нагурский 9 июня 1976 года в возрасте 88 лет в Варшаве.

В честь Яна Нагурского названы: Мыс Нагурского в северной части острова Земля Александры в архипелаге Земля Франца-Иосифа; Гидрометеорологическая полярная станция «Нагурская» Госкомгидромета СССР на острове Земля Александры в архипелаге Земля Франца-Иосифа; вспомогательный аэродром «Нагурское» Оперативной Группы Арктики Дальней авиации СССР на Земле Франца-Иосифа; с мая 2007 года — база пограничной службы ФСБ России «Нагурская» на Земле Александры.

Позже опыт Яна Нагурского подробно изучали и в России, и за рубежом, когда приарктические государства приступили к организации авиатранспортного освоения Севера.

И до сих пор в том, что над океанскими просторами ледовитых морей с торосами и плавающими айсбергами, равнинной тундрой и заброшенными под самый Северный полюс островами обычными стали полеты винтокрылых машин, большая заслуга Я.И.Нагурского.

Нам же, живущим в начале XXI столетия, в эпоху всемерного проникновения техники, надо знать, что у полярной авиации было очень скромное начало, мало кем замеченное на первых порах, и хранить память о первом человеке, проложившем путь в небо Арктики.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *