Новости

Первые русские марш-маневры в великую войну Гумбинен и Марна

Народ поднялся. Миллионный московский рабочий народ бурно заливал простор Тверской и смежных площадей великого христианского города. В тот памятный летний вечер не гудел бесподобный звон Ивана Великого и с ним сорока сороков Первопрестольной, поднимая души московские от грешной суеты к покаянной молитве. Гневно гудел сам народ московский: Не дадим Россию! Веди нас, веди!» Решимостью и волей к борьбе дышали тысячи лиц мужественных людей в простом и бедном платье. Народ поднялся стихийно, одержимый страстью патриотизма. Народ московский, русский, российскийМолодой офицер оставил под шелест высоких и стройных берез своего гнедого любимца коня в задумчивой тени серебряного бора; увлеченный громадной толпой, он был схвачен и поднят множеством сильных рук и, окрыленный народным порывом, звонко бросил множеству людей: «Я знаю, вы будете храбрыми там, на войне, будьте твердыми здесь». Дальше его не было слышно; стремительной и все заглушающей бурей неслось: «Веди нас, веди!» В этом стихийном порыве звучал гнев на германское нападение вместе с пламенной любовью к России и жалостью к униженному сербскому брату. Инстинкт государственности, заглушенный буднями жизни, среди трудов, забот, тревог в суровой борьбе за существование, дремал раньше в душах рабочих, связанных с землею русской тысячью кровных нитей и вдруг вспыхнул в душах ярким, бурным пламенем. Объявление войны Германией вызвало большой подъем национального чувства в России. Русский рабочий шел на войну с таким же сознанием своего долга, как и крестьянин. Не было уклонений от мобилизации. Война сразу стала народной. Продолжение http://www.simvolika.org/vv034.htm

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *