Новости

Низкое падение верхушки

5 лет назад, в 1929 году, в Москве завершился процесс по делу конспиративного общества «Кабуки», объединявшего руководящих работников—любителей коллективного пьянства и разврата. Одновременно подобные «гнойники» рьяно ликвидировали в аппаратах управления по всей стране.
"Низкое падение верхушки"
«Захватили проституток и поехали в губотдел»

Начала процесса по делу тайного общества «Кабуки» с напряженным вниманием ожидала вся советская страна. Лишь самые далекие от общественной жизни и изучения текущего момента элементы могли подумать, что речь идет об очередной иностранной шпионской сети. Все читающие граждане самой читающей страны мира знали, что у общества нет японских корней и оно никакого отношения не имеет к гастролировавшему в 1928 году в СССР одноименному японскому театру.

Газеты, сообщая о разоблачении преступной группы, писали, что речь идет о матерых развратниках, окопавшихся в московском губернском Союзе строителей. Причем одним из самых мерзких и антисоветских деяний общества «Кабуки», как писала пресса, стало празднование десятилетия ВЛКСМ, во время которого члены общества напились и предавались коллективному разврату с женщинами легкого поведения. Мало того, все оргии проводились на украденные из профсоюзной кассы взносы рабочих-строителей.

После такой рекламы все с нетерпением ожидали продолжения интригующей истории общества «Кабуки» и гадали о том, что же произойдет в финале.

На первый взгляд ситуация выглядела довольно нелепо: советская власть признавалась в полном неумении подбирать кадры и руководить ими и, по сути, выступала в роли унтер-офицерской вдовы, которая публично порет сама себя, да еще и старается собрать как можно больше зрителей. Однако все было далеко не так просто. С тех времен, когда все дороги вели в Рим, каждый правитель знал, что для удержания плебса в повиновении необходимо давать ему хлеба и зрелищ. Правда, при дефиците еды массовые мероприятия не могли возместить недостаток пищи, но вполне сносно отвлекали народ от сопутствующих голоду тягостных мыслей.

Ситуация с продовольствием, сложившаяся в конце 1928 года, сама подталкивала кремлевское руководство к устройству увлекательного массового действа. По всей стране наблюдался дефицит хлеба, и рассказы советских газет о том, что печеный хлеб мешками скупают на корм скоту крестьяне, не могли успокоить пролетариат и других горожан. А вот история о грязном разврате и массовых оргиях могла занять умы масс на многие дни и даже недели. Главное было — не затягивать паузу в развитии действия.

Следственные органы не подкачали, и процесс начался 31 января 1929 года именно там, где и проходила большая часть оргий общества «Кабуки»: в московском Центральном клубе Союза строителей. Количество публики и прессы соответствовало масштабу мероприятия. Вот только обвиняемые на этом фоне выглядели мелко и непрезентабельно. Как оказалось, глава «Кабуки» В. М. Карманов в губотделе профсоюза служил всего-навсего техническим секретарем инженерно-технической секции. Чуть более высокую должность — секретаря президиума губотдела — занимал его ближайший соратник П. П. Данилов. А. А. Каспирович работал инженером-нормировщиком, К. А. Иванов — рядовым бухгалтером, С. Д. Наумов — начальником справочных столов, Г. В. Бурдин и В. А. Гумбовский — инструкторами.

Полный текст  http://www.istpravda.ru/digest/10124/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *