Кавалеры нагрудного знака «Почётный работник ВЧК-ГПУ. 1917-1922»

Кавалеры нагрудного знака «Почётный работник ВЧК-ГПУ. 1917-1922» Часть 1.

Документальный очерк

История учреждения первой высшей ведомственной награды советских органов государственной безопасности.

6 (19) декабря 1917 г. Совет народных комиссаров во главе с Лениным В.И. поручил члену ЦК РСДРП (б) Дзержинскому Ф.Э. составить особую комиссию для борьбы с возможной забастовкой служащих в правительственных учреждениях. На следующий день 20 декабря Дзержинский на заседании Совнаркома сделал доклад «Об организации и составе комиссии по борьбе с саботажем». Была образована Всероссийская Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК). Позже она стала называться Всероссийской Чрезвычайной комиссией по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией, саботажем и преступлениями по должности. Руководителем ВЧК был назначен Дзержинский, обладавший большим опытом подпольной революционной работы.

6 февраля 1922 г. ВЧК была реорганизована в Государственное политическое управление (ГПУ) при НКВД РСФСР. 15 ноября 1923 г. было создано Объединённое государственное политическое управление (ОГПУ) при Совнаркоме СССР.

Чекисты проводили операции по ликвидации антисоветского подполья, раскрывали заговоры, боролись с вражескими разведками на фронтах гражданской войны. За успехи в этой работе особо отличившихся чекистов награждали орденом Красного Знамени, что был учреждён 16 сентября 1918 г. и являлся тогда высшей наградой.

Вместе с тем Дзержинский понимал необходимость введения ведомственной системы наград. Сперва сотрудники награждались премиями, грамотами,  благодарностями от Президиума ВЧК. Затем заслуженным чекистам стали вручать наградное боевое оружие, золотые и серебряные часы с гравировкой фамилии и надписи за что произведено награждение.

В декабре 1922 г. Коллегия ГПУ приняла решение о награждении сотрудников к 5-летию со дня создания ВЧК — ГПУ. Тогда около 140 человек были удостоены звания “Почётный чекист”. Но вручение наград этим чекистам было произведено позже, в 1923-1924 годах.

7 июня 1923 г. заместитель председателя ГПУ Уншлихт И.С. на заседании Коллегии ГПУ доложил о награждении сотрудников нагрудным знаком к 5-летию ВЧК-ГПУ. Коллегия решила создать комиссию в составе Петерс Я.Х. – председатель, Воронцов И.А., Фельдман В.Д., Беленький А.Я. и Медведь Ф.Д. Комиссия была обязана в недельный срок выработать Статут о награждении сотрудников ГПУ нагрудным знаком. 12 июля Коллегия утвердила “Положение о почётном знаке ВЧК-ГПУ” и учредила первую высшую ведомственную награду советских органов государственной безопасности. Награждение знаком производилось постановлением Коллегии с вручением грамоты-удостоверения. На награждение получили право сотрудники ВЧК-ГПУ, имеющие особые заслуги.

Знак следовало носить на левой стороне груди над нагрудным карманом на месте, установленном для ордена Красного Знамени. При наличии ордена знак полагалось носить слева от ордена. В 1926 году такой порядок ношения знака был подтвержден приказом по ОГПУ.

По воспоминаниям Березина Я.Д., работавшего в то время председателем правления промышленного объединения «Трестпуть» НКПС, карандашный набросок знака был предложен Дзержинским, Уншлихтом и Петерсом и одобрен на заседании Коллегии ГПУ. Заказ ВЧК на дизайн-макет знака выполнил художник мастерской свободных художников на Кузнецком мосту, что находилась рядом с Лубянкой. Пилотная партия знаков была изготовлена Механическим заводом объединения “Трестпуть» способом штамповки, с ручной сборкой на заклёпках и пайков штампов. Номер знака вырезался вручную штихелем на обратной стороне. По договору с заводом художник-резчик сделал формы-штампы. Фамилии художников неизвестны.

Дзержинский в июле 1923 г. вручил нагрудный знак №28 с грамотой-удостоверением моему отцу Березину Якову Давыдовычу. Это побудило меня написать документальный очерк о первых 28-ми Почётных чекистах на основе воспоминаний Березина Я.Д., архивных и информационных материалов.

Кавалеры нагрудного знака «Почётный работник ВЧК – ГПУ. 1917-1922»

Знак №1 получил Дзержинский Феликс Эдмундович. О нём написаны книги и воспоминания, созданы кинофильмы. Его имя было присвоено городам, площадям, улицам, институтам, школам, заводам и кораблям Советского Союза. Были установлены памятники и бюсты. Я дополнил ранее написанное о Дзержинском малоизвестными фактами из его биографии и жизни.

Родился Дзержинский в 1877 г. в родовом имении Дзержиново Ошмянского уезда Виленской губернии Российской империи (ныне Минская область Республики Беларусь). Образование неоконченное среднее. Отец Феликса мелкопоместный польский дворянин-шляхтич, окончил Петербургский университет, учитель гимназии Эдмунд-Руфин Иосифович Дзержинский. Мать, Хелена Игнатьевна Дзержинская, польская дворянка, дочь профессора Петербургского железнодорожного института Игнатия Семёновича Янушевского. В честь благополучного рождения мальчик при крещении получил двойное имя Феликс Щенсны, что означает счастливый. Накануне родов мать упала в открытый погреб, но не разбилась и родила здорового ребёнка. Когда Феликсу было 5 лет, умер от туберкулёза его отец, оставив на воспитание жене семь малолетних детей.

1887-1896 г.г. Феликс учился в гимназии, но не окончил её и ушёл из восьмого выпускного класса. В этом же году умерла его мать. Ещё будучи гимназистом, Феликс в 1895 г. вступил в Литовскую социал-демократию. В 1896 г. участвовал в работе Первого учредительного съезда Социал-демократической партии Литвы. Он вёл пропаганду в кружках ремесленных и фабричных училищ. В 1897 г. был арестован по доносу и около года сидел в Ковенской тюрьме, после чего выслан на три года под надзор полиции в Вятскую губернию. Здесь поступил на махорочную фабрику и вёл пропаганду среди рабочих. За это его сослали на 500 верст севернее, откуда он бежал и пробрался в г. Вильно, а затем в Варшаву.

Так Дзержинский стал профессиональным революционером. Активно выступал за вхождение Литовской социал-демократической партии в Российскую социал-демократическую рабочую партию (РСДРП). В 1900 г. участвовал в работе Второго съезда Социал-демократии Королевства Польского и Литвы (СДКП и Л). В этом же году арестован и заключён в Варшавскую цитадель, а позже в Седлецкую тюрьму. Через два года сослан на пять лет в г. Вилюйск Якутии. По пути к месту поселения бежал и эмигрировал. На конференции партии в Берлине избран секретарём Заграничного комитета. Организовал издание газеты «Червоны штандар» (Красное знамя) и пересылку нелегальной литературы в Польшу. В 1903 г. его избрали в главное правление СДКП и Л.

Уже как член РСДРП во время революционных событий 1905 г. участвовал в военно-революционной организации в Варшаве. В июле этого года арестован, но в октябре освобождён по амнистии. В следующем году был избран делегатом 4-го съезда РСДРП в Стокгольме. Был представителем в Петербурге польских социал-демократов в военно-революционной организации партии. После возвращения в Варшаву был арестован, но в июне 1907 г. освобождён под залог. В этом же году на 5-ом съезде РСДРП заочно избран членом ЦК. В 1908 г. в Варшаве вновь арестован и приговорён к лишению всех прав состояния и пожизненному поселению в Сибири, откуда бежал и пробрался на Капри. В 1909 г. переехал в г. Краков, который в то время входил в состав Австро-Венгрии. Здесь он действовал как секретарь и казначей главного правления СДКП и Л. В этом городе он женился на соратнице Мушкат Софье Сигизмундовне.

После нелегального возвращения в Варшаву в 1912 г. был снова арестован и в
1914 г. приговорён к трём годам каторжных работ в Орловском централе. В 1916 г., приговорён дополнительно к шести годам каторги в Бутырской тюрьме в Москве, откуда был освобождён после Февральской революции.

Вместе со всей СДКП и Л вошёл в состав РСДРП, был избран членом её Московского комитета и исполкома Московского Совета.

23 октября 1917 г. участвовал в заседании ЦК РСДРП (б), принявшем решение о вооружённом захвате власти. Занимался организацией Октябрьского переворота. 25 октября осуществил захват главного почтамта и телеграфа. Некоторые биографы пишут, что Дзержинский якобы являлся полтора месяца наркомвоенмором во Временном рабочем и крестьянском правительстве под названием Совет Народных Комиссаров во главе с Лениным В.И. Это Правительство было учреждено Декретом 2-го съезда Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов от 27 октября 1917 г. для управления страной, впредь до созыва Учредительного собрания. После роспуска Собрания, Правительство утратило статус временного и руководило страной на постоянной основе. Однако Дзержинский в автобиографии и партийных анкетах не подтвердил работу наркомвоенмором в составе правительства.

Ленин В.И. 7 декабря 1917 г., на заседании Совнаркома назвал Дзержинского “якобинцем” и предложил его кандидатуру для назначения председателем  ВЧК. Партия нуждалась в человеке, который сможет создать и возглавить карающий и беспощадный орган пролетарской революции. Дзержинский провёл 11 лет на каторге, в тюрьмах и ссылках, страдая за протест против царской социальной системы. Ему пригодился опыт, приобретённый в те годы, Созданная им советская система подавления недовольств оказалась прочнее, жёстче и эффективнее царской. Он проводил политику репрессий против классовых противников революции, которая вошла в историю как “Красный террор”. Дзержинский говорил: “Мы представляем собой организованный террор. Это должно быть совершенно ясно”. Заявлял, что “там, где пролетариат применил массовый террор, там мы не встречаем предательства”, и что “право расстрела для ЧК чрезвычайно важно”, даже если “меч её при этом попадёт случайно на головы невиновных”.

С декабря 1918 по 1920 г. Дзержинский совмещал обязанности председателя ВЧК с должностью председателя Московской ЧК. Дзержинский доверял Березину Я.Д. и назначил его секретарём, фактическим вторым заместителем по Московской ЧК.

С марта 1919 по июль 1923 г. Джержинский был одновременно наркомом внутренних дел РСФСР и председателем военного совета войск ВОХР. С августа 1919 по июль 1920 г. по совместительству начальник особого отдела ВЧК. В это время был председателем Комитета обороны Москвы и Главкомтруда. С апреля 1920 г. кандидат в члены Оргбюро ЦК партии, с 1921 г. – член Оргбюро.

Дзержинский провёл важную работу по борьбе с организованным бандитизмом на Украине. Об этом я написал в книге “Фёдор Мартынов – гроза бандитов”, соавторы Кривец В.Д. и Штутман С.М., М.: Интерреклама. 2009.

Во время наступления на Польшу в 1920 г. Дзержинский был начальником тыла Юго-Западного фронта Красной армии и членом Временного революционного комитета Польши и Польского бюро ЦК РКП (б). В 1920 г. руководил очисткой Крыма от классовых врагов. В секретной шифрограмме Дзержинский написал: “Примите все меры, чтобы из Крыма не прошли на материк ни один белогвардеец”, что стало началом компании репрессий против оставшихся в Крыму офицеров белой армии.

По завершении “Красного террора” Дзержинский стал и председателем комиссии по усилению охраны государственных границ.

Затем Дзержинский переведен на командные должности в промышленности: нарком путей сообщения РСФСР(СССР) в 1921-1923 г.г.  и председатель Высшего совета народного хозяйства СССР с 1924 года. В короткие сроки он восстановил работу железнодорожного транспорта, жёстко пресёк хищения из вагонов, на складах и в кассах. Дзержинский назначил Березина Я.Д. заместителем управляющего делами наркомата и председателем правления промышленного объединения “Трестпуть”. В нашем домашнем архиве сохранилась собственноручно составленная Дзержинским служебная записка-инструкция Березину Я.Д. и Благонравову Г.И. (начальник административного управления). Когда читаешь записку, невозможно не удивляться, как Дзержинский, не имевший специального образования и ответивший на вопрос в анкете делегата 10 съезда ВКП (б) в графе о профессии: “Революционер и только”, мог так глубоко вникнуть в экономику железнодорожного транспорта, так чётко сформулировать свои финансово-хозяйственные соображения.

С 1924 г. Дзержинский кандидат в члены Политбюро ЦК РКП (б). Он считал основным вектором развития промышленности “ориентацию на широкий крестьянский рынок” и говорил, что “нельзя индустриализироваться, если говорить со страхом о состоянии деревни”. Призывал к развитию мелкой частной торговли и необходимости поставить частного торговца “в здоровые условия”, защитив его от местных администраторов, а также бандитов и вымогателей. К сожалению, в последующем руководители партии не поддержали эти рекомендации.

Он стремился снизить себестоимость продукции и цены на изделия промышленности за счёт опережающего роста производительности труда. Высокими темпами развивал металлургические заводы. Создал комиссию МеталЧК, которую сам и возглавил.

Дзержинский настаивал на радикальном изменении системы управления страной, чтобы преодолеть бюрократический “паралич жизни”. Считал, что в противном случае страна “найдёт своего диктатора, похоронщика революции, — какие бы красные перья не были на его костюме”.

Одновременно был председателем комиссии по борьбе с детской беспризорностью. В то время около пяти миллионов детей были беспризорниками. Организовал систему временного содержания, детских домов, коммун и детских городков. Обездоленные дети получили бесплатное медицинское обслуживание, образование и питание. На базе коммуны имени Дзержинского Ф.Э. под руководством Макаренко А.С. было создано предприятие, где работали подростки и выпускались современные по тем годам фотоаппараты “ФЭД”. Восемь бывших беспризорников стали академиками Академии наук СССР.

Для поддержания физической формы сотрудников органов внутренних дел Дзержинский создал ДСО “Динамо”. 18 апреля 1923 г. состоялось учредительное собрание общества. Учредителями выступили Мессинг С.А., член Коллегии ГПУ и Герсон В.Л., секретарь председателя ВЧК. Здесь работали лучшие спортивные тренеры Москвы. Спортивное общество быстро расширялось и к 1926 г. уже объединяло более 200 ячеек.

20 июля 1926 г. на пленуме ЦК партии, посвященном экономике СССР, Дзержинский выступил с двухчасовым докладом, во время которого выглядел больным. Он резко критиковал Пятакова Г.Л., назвав его “самым крупным дезорганизатором промышленности”, и Каменева Л.Б., который “не работает, а занимается политиканством”. Из-за нервного срыва Дзержинскому стало плохо. В тот же день он скончался от сердечного приступа в своей Кремлёвской квартире. Похоронен на Красной площади в Москве у Кремлёвской стены.

Делегат 4, 6, 9,10, 11, 12, 13 и 14 съездов партии, член ЦИК (ВЦИК) РСФСР, ЦИК СССР с 1917 года. Награждён органом Красного Знамени.

Рассказ о Дзержинском был бы неполным без описания следующих событий.

Как левый коммунист он выступал на заседании ЦК против подписания Брестского мира с Германией, но при голосовании воздержался, считая недопустимым раскол в партии.

7 июля 1918 г. ушёл в отставку с поста председателя ВЧК, поскольку проходил свидетелем по делу об убийстве сотрудниками ВЧК, левыми эсерами Блюмкиным Я.Г. и Андреевым Н.А. германского посла Вильгельма Мирбаха. 22 августа вновь назначен на эту должность.

В начале октября 1918 г. Дзержинский, с согласия Ленина В.И. и под именем Феликса Доманского, выезжал в гг.Бёрн и Лугано Швейцарии для встречи с женой и сыном. В этой поездке его сопровождал секретарь Президиума ВЦИК Аванесов В.А.

Отношения Дзержинского со Сталиным И.В. были непростые. Вот что сказал Сталин 2 июня 1937 г. в выступлении на расширенном заседании военного совета при наркоме обороны СССР: “Дзержинский голосовал за Троцкого, не только голосовал, а открыто Троцкого поддерживал при Ленине против Ленина. Вы это знаете? Он не был человеком, который мог бы оставаться пассивным в чём-либо. Это был очень активный троцкист и весь ГПУ он хотел поднять на защиту Троцкого. Это ему не удалось”. Такая политическая оценка Дзержинского, высказанная через 11 лет после его смерти, проливает свет на трагические судьбы чекистов-руководителей из его окружения.

Дзержинский возглавлял комиссию по организации похорон Ленина В.И.

Мало кто знает, что Дзержинский был председателем Общества друзей советской кинематографии и членом президиума Общества по изучению проблем межпланетных сообщений.

На мой взгляд, следует также рассказать о близких родственниках Дзержинского.

Жена, Дзержинская-Мушкат Софья Сигизмундовна, родилась в 1882 г. в состоятельной еврейской семье. Окончила Варшавскую консерваторию. Член партии с 1905 года. В 1908 г. избиралась делегатом 6 съезда  СДКП и Л и работала в главном правлении этой партии. Неоднократно арестовывалась. В 1911 приговорена к лишению всех прав состояния и ссылке в Сибирь. По поддельным документам в 1912 г. бежала из ссылки. Затем вела партийную работу в Кракове и Вене. С 1918 г. работала в Советском представительстве в Бёрне. В 1919 г. возвратилась в Россию, где работала в партийных и государственных организациях. Награждена тремя орденами Ленина. Она пережила мужа на 42 года и сына Яна на 8 лет. Умерла в 1968 г. в 85-летнем возрасте. Похоронена на Новодевичьем кладбище.

Сын, Дзержинский Ян Феликсович родился в 1911 г. в Варшавской женской тюрьме, во время заключения матери. Переболел рахитом и цингой. В феврале 1912 г. мать перед отправкой по этапу в Сибирь оставила Яна на воспитание её мачехе. Затем Ян воспитывался в семье дяди, врача Мушката М.С. в г. Клецке. После побега матери из ссылки вместе с ней жил в Швейцарии. Когда в 1918 г. Дзержинский нелегально приехал, чтобы навестить жену и сына, маленький Ян не узнал отца и долго его дичился. В начале 1919 г. он вместе с матерью прибыл в Россию в опломбированном вагоне и поселился с родителями в кремлёвской квартире. В 1936 г. окончил военно-инженерную академию и служил инженером-конструктором до 1939 года. В 1939-1940 г.г. работал в исполкоме Коминтерна, а с 1943 г. в аппарате ЦК ВКП (б). Член партии с 1939 года. До 1953 жил с женой и сыновьями в Кремле. Потом переехал в “Дом на набережной”. Умер в Москве в 1960 г. от сердечного приступа. Похоронен на Новодевичьем кладбище. Жена, Лихова Любовь Фёдоровна (1909-1984), архитектор. Сыновья Феликс и Фёдор.

Внук, Дзержинский Феликс Янович (1937-2015), окончил биолого-почвенный факультет и аспирантуру МГУ имени М.В.Ломоносова. Орнитолог, доктор биологических наук, профессор МГУ, автор более 20-ти научных трудов по орнитологии. Умер в возрасте 77-ми лет. Похоронен на Новодевичьем кладбище в родственную могилу. Жена Ирина Вадимовна Дзержинская. Сын Кирилл и дочь Ольга.

Внук, Фёдор Янович Дзержинский, родился в 1947 году. В 1972 г. окончил Московский инженерно-физический институт, инженер-математик по специальности прикладная математика. С 2007 г. начальник отдела системной экспертизы департамента инженерных технологий ОАО “Промсвязьбанк”. С 1995 по 2007 г. работал в банке “Российский кредит”. До этого более 20 лет занимался научной и преподавательской деятельностью в Московском институте повышения квалификации Атомэнэрго.

Брат, Дзержинский Станислав Эдмундович родился в 1872 г., банковский служащий. В 1917 г. в возрасте 45-ти лет убит в родовом имении беглыми с фронта солдатами-грабителями.

Брат, Дзержинский Казимир Эдмундович родился в 1879 г., инженер, окончил Политехнический институт в г. Карслуэ Германии. После отторжения от Польши и присоединения к СССР Западной Белоруссии в 1939 г. активно участвовал в создании мемориального музея Феликса Дзержинского. В годы Великой Отечественной войны был в составе партизанского отряда на территории Барановической области. С весны 1943 г. работал под прикрытием в карточном бюро оккупационных властей в посёлке Ивенце. Передавал партизанам разведданные о немцах, что позволило разгромить в июне 1943 г. гарнизон в Ивенце. Его выдала немцам Анна Хромец, сотрудница оккупационной администрации. Вместе с женой Казимир Дзержинский расстрелян гестаповцами как участник антигитлеровского сопротивления. Его жена, Люция Вильгельмовна, была по национальности немкой. Во время оккупации работала переводчицей в немецкой жандармерии СС и поддерживала связь с партизанами.

Брат, Дзержинский Игнатий Эдмундович, родился в 1879 г., учитель географии в Варшавской гимназии, работал в министерстве просвящения Польши. Окончил физико-математический факультет Московского университета. В 1907 г. Феликс Дзержинский был освобождён из-под ареста за денежный залог, внесённый партией от имени его брата Игнатия. Умер в 1953 г. в социалистической Польше.

Брат, Дзержинский Владислав Эдмундович родился в 1881 г., врач-невролог и психиатр, профессор Екатеринославского университета, доктор медицинских наук. Автор первого польского академического учебника по неврологии, полковник медицинской службы Войска Польского. Октябрьский переворот не принял и осуждал действия большевиков. В 1919 г. был арестован в г. Екатеринославль (Днепропетровск, ныне Днепр Украины) за антисоветскую пропаганду, но освобождён из гуманитарных соображений. В 1921 г. стал проректором Екатеринославского университета. В 1922 г. уехал на постоянное жительство в Польшу и был зачислен в резерв медицинской службы Войска Польского. Затем призван на действительную военную службу. После завершения службы продолжил медицинскую практику. Награждён Золотым Крестом Заслуги. В 1942 г. был арестован немецкими оккупантами и, как брат Феликса Дзержинского, расстрелян в публичной казни поляков в г. Згеж.

Брат, Дзержинский Витольд Эдмундович, родился в 1867 г., умер в младенчестве в 1868 году.

Сестра, Дзержинская (Булгак, во втором замужестве Каяллович) Альдона Эдмундовна родилась в 1869 году. Вместе со вторым мужем переехала в Вену. После окончания войны в 1945 г. жила в Вильно. Затем переехала на постоянное жительство в социалистическую Польшу, в г. Лодзи. Она никогда не отказывалась от брата Феликса и заботилась о нем во время пребывания его в тюрьмах, на каторге и в ссылках. Сохранилась обширная трогательная переписка между ними. Умерла Альдона в 1966 г. в возрасте 96-ти лет.

Сестра, Дзержинская Ядвига Эдмундовна родилась в 1871 г., преподаватель иностранного языка в г. Вильно. Она любила брата Феликса и никогда не отрекалась от него. Ядвига и её дочь Ядвига-младшая жили в Вильно. С началом войны, не дожидаясь прихода немцев, они сбежали в Москву, где мать устроилась заведующим прачечным цехом. Осведомитель НКВД некто Павлова Е. в доносе написала: Ядвига и ее дочь Ядвига-младшая говорили, что “Дзержинский был устранён Сталиным, что вместо Ленина в мавзолее лежит восковая кукла, и другие нелепые контрреволюционные высказывания. Они ненавидят коммунистов, а старуха мечтает уехать в Варшаву”. После этого мать и дочь были репрессированы, но позднее реабилитированы. Муж Ядвиги, Филиппов  — бывший сотрудник отдела по борьбе с враждебной деятельностью церковников ВЧК был арестован ОГПУ в 1924 г. и сослан в Ярославль. Ядвига оформила развод и взяла девичью фамилию Дзержинская. Умерла она в 1949 г. в Москве.

Сестра, Дзержинская Ванда Эдмундовна родилась в 1876 году. Старший брат Станислав 20 июля 1888 г. случайно застрелил её из охотничьего ружья. В полицейском протоколе была сделана запись: “…в Имении Дзержинов нечаянно убита девица Ванда…, имевшая от роду 12 лет”. Уголовное дело не было возбуждено.

Самодеятельные биографы Дзержинского написали в Википедии, что у него была дочь Тальце Маргарита Феликсовна, 1922 г. рождения. Она была психиатром и много лет работала врачом-обследователем и заведующим отделения НИИСП имени В.П. Сербского. На самом деле никакой дочери у Дзержинского не было. Советский генерал-диссидент Григоренко П.Г. подробно написал в воспоминаниях о Тальце М.Ф. По его словам, это была довольно мерзкая дама, ненавидящая диссидентов и сама себя называющая дочерью Дзержинского, благо отчество совпадало. У Григоренко она так и пишется – в кавычках. То есть она была “дочерью Дзержинского” не по родству, а по отношению к инакомыслящим. Мой отец, Березин Я.Д. в 1919-1920 гг. работал секретарём, фактическим заместителем Дзержинского по Московской ЧК. Березин был знаком с женой и сыном Дзержинского, но никогда не говорил ни своей жене, моей матери Фатеевой А.И., ни мне, что у Дзержинского была дочь.

Мне пришлось весьма подробно написать о жизни и деятельности Дзержинского Ф.Э. именно потому, что в последние годы в СМИ и Интернете появилось много вымыслов о нём.

Знак №2 получил Петерс Яков (Екаб) Христофорович, родился в 1886 г. в селе Никратце Бринкенской волости Газенпольского уезда Курляндской губернии Российской империи (ныне Латвийская Республика) в латышской крестьянской семье. Окончил двухклассное волостное училище. В 1928 г. Петерс написал в автобиографии, что был сыном батрака, с восьми лет пас скот хуторян, а с 14-ти лет работал по найму у помещика. Однако значительно раньше, в 1917 г. в разговоре с американской журналисткой Бесси Битти сказал, что был сыном “серого барона” (так в Прибалтийском крае называли крестьян-землевладельцев), и у его отца были наёмные работники.

В 1904 г. приехал в портовый город Либава (ныне Лиепая), где вступил в Латвийскую социал-демократическую рабочую партию. Работал на маслобойном заводе и участвовал в социал-демократическом кружке рабочих завода. Во время революции 1905-1907 гг. вёл агитацию среди рыбаков и крестьян. В марте 1907 г. был арестован по обвинению в покушении на директора завода во время забастовки, но в конце 1908 г. оправдан Рижским военным судом. В 1909 г. эмигрировал в Германию, жил в г. Гамбург и в 1910 г. переехал в Лондон. Работал в портняжной мастерской. Вступил в Коммунистический клуб и Британскую социалистическую партию. В этом же году арестован Лондонской полицией по подозрению в причастности к убийству полицейских во время ограбления, но был отпущен в связи с отсутствием улик.

Историки отождествляют Петерса с главарём анархистской группы латышей Петром Пятковым, что 3 января 1911 г. в течение дня отстреливались от полиции в Лондоне (знаменитая «осада на Сидней-стрит»). Петерс был арестован и пять месяцев сидел в тюрьме, после чего был оправдан судом по недостатку доказательств. Освободившись из тюрьмы, он познакомился на вечеринке со скромной девушкой Мэй, дочерью лондонского банкира Мэйзи Фримена. Петерс женился на Мэй, и в 1914 г. она родила ему дочь Мэй-младшую. Перед Февральской революцией 1917 г. Петерс был управляющим отделом импорта крупной английской торговой компании.

В 1917 г. приехал в Петроград. Был представителем от крестьян Лифляндской губернии на созванном Коренским А.Ф. Демократическом совещании. Работал в Риге, где стал членом ЦК Социал-демократии Латышского края и её представителем в ЦК РСДРП. Вёл работу в войсковых частях на Северном фронте, был членом военно-революционного комитета 12-й армии. После взятия Риги германскими войсками, отступая вместе с русской армией, остановился в г. Вольмар (ныне г. Валмиера Латвии), где работал одним из редакторов газеты “Циня” (Борьба).

В октябрьские дни 1917 г. член Петроградского военно-революционного комитета. Делегат второго Всероссийского съезда Советов, член ЦИК. Готовил войсковые части, поддержавшие РСДРП (б).

После Октябрьского переворота Петерс член Коллегии и помощник председателя и казначей ВЧК. С апреля 1918 г. первый в истории ВЧК секретарь партийной ячейки. Участвовал в раскрытии заговора Роберта Брюса Локкарта, руководителя британской миссии в Москве. Координировал действия большевиков по ликвидации левоэсеровского мятежа 1918 года. Во время отставки Дзержинского с 7 июля по 22 августа 1918 г. был назначен временным председателем ВЧК. По возвращении Дзержинского на работу Петерс был утверждён его заместителем.

Возглавил следственное дело покушавшейся 30 августа 1918 г. на Ленина В.И. правой эсерки Каплан Ф.Е. Руководил разгромом “Союза защиты Родины и свободы” правого эсера Савинкова Б.В. в Москве и Казани. Работал в Московском ревтрибунале, с 1918 г. один из трёх его поочередных председателей. В январе 1919 г. Петерс председательствовал на заседании Президиума ВЧК и подписал постановление: “Приговор ВЧК к лицам бывшей императорской своры – утвердить, сообщив это в ЦИК”. Были расстреляны великие князья Николай Михайлович, Георгий Михайлович, Павел Александрович и Дмитрий Константинович.

Петерс широко привлекал в ряды чекистов своих земляков, прошедших школу подполья в Прибалтийском крае, имевших опыт конспирации и участия в боевых дружинах 1905-1907 годов. Эти чекисты в свою очередь устраивали своих родственников во вспомогательные и хозяйственные службы для получения сравнительно высоких зарплат и пайков. Среди обслуживающего персонала (курьеры, сапожники, уборщицы и другие) латыши составляли 25%, поляки до 10%, евреи были представлены только врачами санитарного отдела. В результате образовались латышские семейные кланы. Дзержинский был озабочен засильем латышей в ВЧК, в том числе из-за слабого знания многими из них русского языка.

В марте 1919 г. на посту зампреда ВЧК Петерса сменил Ксенофонтов И.К. В этом же месяце Петерса направили в Петроград, где он был начальником внутренней обороны. В июне 1919 г. он разослал «инструкцию по производству осмотра Петрограда». Каждый район был разбит на участки, в которых производился осмотр всех жилых и нежилых помещений. Главной целью обыска был поиск оружия, а также задержание не имевших вида на жительство лиц, дезертиров, бывших полицейских чинов и жандармских офицеров.

В 1919 г. с отступлением белых войск от Петрограда, управление внутренней обороны было упразднено, а вместо него сформировано управление начальника Петроградского укреплённого района. Петерс стал комендантом укреплённого района и членом городского комитета обороны. Затем был назначен комендантом Киевского укреплённого района и начальником гарнизона. В это время на Киев с разных сторон наступали армии генерала Деникина И.А. и главного атамана войска и флота самопровозглашённой Украинской Народной Республики Петлюры С.В. После падения Киева Петерс был назначен членом военного совета в Туле. В 1919-1920 гг. работал в Москве заместителем председателя особого комитета Совета труда и обороны по проведению военного положения на железных дорогах. В 1920 г. полномочный представитель ВЧК на Северном Кавказе и комиссар Северо-Кавказской железной дороги.

В конце 1920-1922 гг. был членом Туркестанского бюро ЦК РКП (б), полномочным представителем ВЧК в Туркестане и начальником Ташкентской ЧК. Руководил операциями по борьбе с антибольшевистскими формированиями казачьих атаманов генералов Дутова А.И. и Анненкова Б.В. и руководителя басмачей Исмаила Энвер-паши. В 1921 г. по приказу Петерса были арестованы и заключены в тюрьму профессор Ситниковский П.П. и все врачи его клиники по обвинению во вредительстве. Петерс решил сделать суд над ними показательным, и сам выступил на процессе в Ташкенте в качестве общественного обвинителя.

В 1922 г. Петерс отозван в Москву и назначен членом Коллегии и начальником вновь созданного восточного отдела ГПУ. Этот отдел объединил работу чекистов на Кавказе, в Туркестанской, Башкирской, Татарской и Крымской автономной республиках. Отдел разрабатывал предложения по материалам из закордонных стран Востока. Одновременно Петерс был главным инспектором пограничных войск ГПУ. 31 октября 1929 г. был освобождён от обязанностей члена Коллегии и начальника восточного отдела ОГПУ. На этом завершилась его работа в органах государственной безопасности.

В конце 1929 г. Петерс руководил комиссией по чистке сотрудников учреждений Академии наук СССР. Из 259 академиков и членов-корреспондентов были изгнаны 71, в основном, ученые гуманитарного профиля. Многие из них были арестованы по так называемому «Академическому делу», следствие по которому шло более года. 70-летнего академика Платонова С.Ф. и его сподвижников ОГПУ обвинило в намерении свергнуть Советскую власть, с последующей реставрацией монархии.

В 1930-1934 гг. Петерс председатель Московской контрольной комиссии ВКП (б). В 1923-1934 гг. член центральной контрольной комиссии партии и в 1930-1934 гг. член её президиума. С 1934 г. член бюро Комиссии партийного контроля ЦК ВКП(б).
Делегат 12, 13, 14, 15, 16 и 17 съездов партии. Награждён орденом Красного Знамени.

Сталин И.В. хорошо относился к Петерсу и говорил о нём как о последнем “романтике революционных боев”. Но, видимо, не простил ему многозначительное молчание на 16 съезде партии, когда делегаты громили Бухарина Н.И., Рыкова А.И. и Томского М.П. за “правый уклон”.  27 ноября 1937 г. Петерс был арестован по обвинению в работе на английскую разведку. 25 апреля 1938 г. расстрелян на полигоне “Коммунарка” в Ленинском районе Московской области. Реабилитирован в 1956 году.

Вторая жена, Антонина Захаровна Петерс (1896-1986), русская, уроженка г. Орёл была осуждена 19 июня 1938 г. особым совещанием при НКВД СССР как член семьи изменника Родины на 8 лет в исправительно-трудовом лагере и отправлена из Бутырской тюрьмы в Акмолинское лагерное отделение НКВД. Освобождена из Карагандинского лагеря 12 апреля 1946 года. После реабилитации мужа в 1956 г. получила справку, где стояла неправильная дата смерти – 1942 год. Тогда распространились слухи, что якобы Сталин сохранил Петерсу жизнь, и он под другой фамилией погиб на фронте. Проверка показала, что это были лишь слухи.

Знак №3 получил Беленький (Хацкелевич) Абрам Яковлевич, родился в 1883 г. в местечке Свержень Рогачёвского уезда Могилёвской губернии Российской империи (ныне Республика Беларусь) в еврейской семье ремесленника, мещанского старосты.

Образование низшее. Работал в кожевенных мастерских г.г. Харьков, Гомель и Могилёв. Член РСДРП с 1902 года. Был участником рабочего кружка Харьковского комитета РСДРП. Арестован 31 марта 1903 г. на рабочей сходке и пробыл в заключении до 31 июня. Затем отправлен под полицейский надзор в г. Орша. На него было заведено уголовное дело, которое прекращено в ноябре 1904 года. После этого сразу скрылся и, при помощи Харьковского комитета, эмигрировал. Жил в Париже, работал сапожником и печатником в типографии. Входил в местный центр РСДРП. Учился в партийной школе в г. Лонжюмо, где познакомился с Лениным В.И. После Февральской революции 1917 г. вернулся в Россию и до декабря заведовал типографией РСДРП “Труд” в Петрограде.

В декабре 1917 г. направлен на работу в ВЧК. Был комиссаром ВЧК по вопросам типографий. В 1918-1919 гг. был сотрудником отдела по борьбе с преступлениями по должности, комиссаром при Президиуме ВЧК.  6 июля 1918 г. вместе с Дзержинским и комиссаром Хрусталёвым Г.В. был арестован мятежными левыми эсерами. В 1921-1922 г.г. был начальником спецотделения при Президиуме ВЧК (с марта 1922 г. по 1 октября 1928 г. при Коллегии ГПУ-ОГПУ) и отвечал за охрану высшего руководства РСФСР и СССР, в том числе Ленина В.И. В 1930 г. особоуполномоченный при председателе ОГПУ, и с 1934 г. особоуполномоченный при наркоме внутренних дел СССР. Он занимался разбором личных дел сотрудников НКВД. С декабря 1936 г. помощник особоуполномоченного. Майор госбезопасности. Награждён двумя знаками “Почётный работник ВЧК-ГПУ” (1922 и 1932).

16 мая 1938 г. снят с должности и вскоре арестован. 29 мая 1939 г. обвинён особым совещанием НКВД СССР в антисоветской пропаганде и приговорён к 5 годам лишения свободы. Однако 25 августа был отозван из лагеря для переследствия. 26 апреля 1940 г. решение особого совещания отменено. Был обвинён в контрреволюционном заговоре в НКВД. 16 октября 1941 г. Военной коллегией Верховного суда СССР приговорён к смертной казни. 16 октября 1941 г., в тяжелый момент обороны Москвы, расстрелян по приказу заместителя наркома внутренних дел Кабулова Б.З. на полигоне “Коммунарка”.

Жена Беленькая Г.Т., еврейка была осуждена особым совещанием при НКВД СССР на 8 лет исправительно-трудовых работ в лагере НКВД как член семьи изменника Родины.

В браке родились три дочери. Старшая дочь Беленькая (Сигал) Надежда Абрамовна, 1922 г. рождения, работала в 1941-1983 г.г. главным библиотекарем отдела отечественного комплектования Государственной библиотеки СССР имени В.И. Ленина.

Знак №4 получил Савинов Василий Иванович, родился в 1880 г. в русской крестьянской семье в деревне Юрасово Бахмаческой волости Юрасовского уезда Рязанской губернии Российской империи. Окончил трёхклассную церковноприходскую школу. В 1894 г., в возрасте 14 лет, рабочий Путиловского завода в Петербурге. Перебрался в Москву, где в 1897-1898 г.г. работал на фабриках и строительстве мостов на Московско-Виндаво-Рыбинской железной дороге. Потом вернулся на Путиловский завод. С 1901 г. до 1906 г. служил рядовым и младшим унтер-офицером в царской армии. С 1907 г. работал на заводах в Петербурге. Участвовал в социал-демократическом кружке заводских рабочих. В 1908 г. вступил в РСДРП. С 1912 г. на своей квартире организовал нелегальные собрания членов партии, в которых участвовали Сталин И.В., Сольц А.А. и Лашевич М.М. В 1913 г. был одним из организаторов забастовки на Путиловском заводе. За распространение революционной литературы был арестован и три недели сидел в тюрьме в Петербурге. Затем был отдан под суд и приговорён к административной высылке на поселение в г.Ревель. С 1914 г. до 1917 г. на фронтах Первой мировой войны. Награждён Георгиевским крестом 4-й степени.

Февральская революция 1917 г. застала Савинова в г. Можайске. Здесь он участвовал в создании Совета рабочих и солдатских депутатов и возглавлял его до августа 1917 года. Его избрали делегатом на 2-й съезд Советов от Западного фронта, а съезд избрал Савинова членом ЦИК.

В июне 1918 г. партия направила его в ВЧК. Он последовательно был секретарём и членом Коллегии ВЧК, председателем контрольно-ревизионной комиссии, заведующим инструкторским отделом, заведующим отделом связи. Затем был председателем Донской, Терской, Тверской, Ставропольской, Севастопольской, Калужской губернских ЧК (губернских отделов ГПУ-ОГПУ). Назначен начальником особого отдела 81-й стрелковой дивизии, особого отдела 2-го стрелкового корпуса Московского военного округа. Затем начальник Курганского окружного отдела ОГПУ.

В 1929 г. откомандирован в распоряжение ЦК ВКП (б). Направлен на хозяйственную работу директором механического завода в г. Тверь, затем председателем Тверского металопромсоюза. В 1933 г. вернулся в Ленинград и стал начальником отдела капитального строительства Ленбумтреста. Занимался капитальным строительством на Фабрике Гознак.

Василий Иванович вынес все тяжелейшие дни блокады, но Победу ему увидеть не довелось: умер за год до нее в 1944 году. Награждён почётным боевым оружием (1927).

Знак №5 получил Чугунихин Иван Никитович, родился в 1883 г. в русской многодетной крестьянской семье, в селе Захаровка Попадьинской волости Михайловского уезда Рязанской губернии Российской империи. Окончил в 1898 г. земское училище. В этом же году родители отправили Ивана в Петербург, где дядя, легковой извозчик отдал его учеником на пять лет в экипажную мастерскую. Он завершил обучение в 1902 г., освоив специальности слесаря и кузнеца. Во время обучения в мастерской Иван посещал занятия в вечерних воскресных технических курсах. За хорошую работу и тягу к знаниям хозяин мастерской сбавил Ивану срок обучения до четырёх лет. Затем он вернулся в родное село, но вскоре уехал на заработки в Петербург. Поступил на работу в небольшую кузницу, потом машинистом двигателя на заводе “Бредаля И.К.” На заводе случился пожар: загорелся двигатель. Иван сам справился с возгоранием, но мастер обматерил его и ударил. Чугунихин не сдержался, избил мастера и скрылся. Ему удалось поступить на работу в склад динамомашин Кронштадского порта. Тем временем полиция разыскивала его в Петербурге по обвинению в побоях и хранении революционной брошюры “Враги народа”, что была обнаружена в его шкафчике-раздевалке. В Кронштадте он работал слесарем на военных кораблях, а позже минёром. Здесь он сошёлся с моряками-“бойкотистами”, которые примыкали к социал-демократическому движению. Распространял листовки среди портовых рабочих. В 1905 г. Чугунихина уволили за участие в делегации рабочих Кронштадта, предъявившей социальные требования морскому министру адмиралу Бирилёву А.А., что было признано полным упадком дисциплины во флоте.

В 1905 г. Чугунихин вступил в РСДРП. Организовывал массовки и собрания рабочих. В 1906 г. поступил на завод “Тильманса” и учился на вечерних курсах для рабочих. Зимой 1906 г. организаторы и учащиеся курсов были арестованы. По дороге в полицию он вместе с несколькими товарищами сбежал. В этом же году его вновь арестовали на частной квартире, где он занимался пайкой алюминия. Его приняли за анархиста-террориста и избивали резиновыми дубинками в петербургском полицейском участке. Ему опять удалось сбежать, выломав решетку и спрыгнув со второго этажа.

В 1907 г. был вновь арестован за участие в первомайской забастовке и сидел в “Крестах”. Через три месяца был отпущен за недостаточностью улик. Поступил на Франко-Русский механический завод, где был избран старостой от рабочих механической мастерской. В 1912 г. участвовал в организации 58-дневной забастовки, после чего скрылся и уехал в Ростов, но там был арестован. Ему опять удалось сбежать и вернуться в Петербург, где он поступил на фабрику металлических изделий “Общий труд”. В 1914 г. перешёл на работу в Путиловскую верфь котельным мастером, потом приёмщиком в турбинную мастерскую, где работал до 1917 года. На одном из митингов был арестован и заключён в Коломенскую полицейскую часть, но в феврале освобождён революционными матросами. Ему выдали винтовку и патроны, участвовал в бою против финляндских стрелков, которые после боя перешли на сторону матросов.

После Октябрьского переворота партия направила Чугунихина в Смольный институт, где он работал в агитационном отделе, был членом комитета революционной обороны Петрограда от Нарвского района. Затем направлен агитатором в Рязанскую губернию. Возвратившись в Петроград, поступил в распоряжение управляющего делами Совнаркома Бонч-Бруевича В.Д. и работал комиссаром по борьбе с погромами и пьянством. После роспуска Учредительного собрания откомандирован в распоряжение ВЧК и работал комиссаром контрревлюционного отдела.

По поручению Президиума ВЧК внедрился под прикрытием в контрреволюционный заговор “Национальный центр”. Его оперативная информация помогла ВЧК арестовать членов штаба центра, а также руководителей Военно-повстанческой организации Добровольческой армии Московского района и входивших в её состав Кунцевской и Кусковской школ военной маскировки. Группа мятежных офицеров, уцелевших после разгрома “Национального центра”, завлекла Чугунихина на конспиративную квартиру под видом нелегальной сделки по продаже оружия. Он приехал туда с отрядом из шести чекистов. Сам вошёл в квартиру, а остальные должны были войти через некоторое время. Вот так описал в автобиографии Чугунихин, что было дальше: “Когда я вошёл в квартиру, ее сейчас же закрыли, знакомясь с офицером неким Новиковым, последний под видом показать оружие, в коридоре выстрелил мне в висок…я сначала подумал, что всё кончено, но вижу, что он ещё стреляет, я сейчас же опомнился и начал защищаться. В это время выскакивают человек 12 или 13 офицеров и начали в меня стрелять. Я отступил в зал. Началась борьба, она шла около часа, и когда у меня в револьвере не хватало патронов, борьба переходила в рукопашную, несколько раз меня сбивали с ног на пол, а потом я снова вскакивал и следующим револьвером отстреливался, так как у меня было три револьвера. Наконец, я пробился, обливаясь кровью, к выходу, но не попал к двери, а попал в смежную комнату и уже падая сел на окно, закрываясь портьерой. Наконец пришла помощь в сопровождении тов. Карауклита, один красногвардеец начал было стрелять в меня, но когда я сказал, что я свой, тот остановился, я сошёл с окна и упал на пол… В больнице при перевязке обнаружили десять ран, 6 в голову и 4 в живот…” Но Чугунихин выжил. В конце 1919 г. был заместителем начальника снабжения войсковых частей. Затем Президиумом ВЧК назначен чрезвычайным комиссаром на Украину. Был уполномоченным ОГПУ при Внешторге на Кавказе. За работу в ВЧК-ОГПУ награждён орденом Красного Знамени и Почётным боевым оружием.

В декабре 1929 г. откомандирован в распоряжение МК ВКП (б). Направлен на работу инспектором главного управления государственными трудовыми сберегательными кассами Наркомата финансов СССР, потом переведен на должности заведующего инспекторским подотделом и заведующего канцелярией. В 1936-1942 гг. работал на заводе №32 в Москве. Ему была назначена персональная пенсия союзного значения. Умер Чугунихин И.Н. в 1942 г. в Москве.

Знак №6 получил Мороз Григорий Семёнович (Гешель Симхович), родился в 1893 г. в г. Шклов Могилевской губернии Российской империи (ныне Республика Беларусь) в еврейской семье мелкого торговца. Окончил в 1906 г. начальное училище. Работал в лавке отца, затем скорняком в частной мастерской.

Вступил в РСДРП в 1912 г., примыкал к фракции меньшевиков. В 1914 г. уклонился от призыва в армию, с этой целью неоднократно менял место жительства и использовал чужие документы.

В мае 1917 г. примкнул к большевикам в РСДРП и приехал в Петроград. После Октябрьского переворота работал в Комитете революционной обороны Петрограда.

В декабре 1917 г. партия направила его на работу в ВЧК. С января 1918 г. секретарь отдела по борьбе со спекуляцией и иногороднего отдела, затем начальник инструкторского отдела, с марта 1919 г. член Коллегии ВЧК и с апреля 1919 г. член Президиума ВЧК. С июня 1919 г. начальник следственного отдела. В августе-октябре 1919 г. начальник политотдела войск ВОХР. С декабря 1920 г. полномочный представитель ВЧК в Киргизском крае, с 1922 г. полномочный представитель ГПУ по Уралу и начальник Екатеринбургского губернского отдела ГПУ. В 1924 г. секретарь Уральского обкома РКП(б).

В 1925-1928 г.г. секретарь Московской губернской контрольной комиссии, и в 1927-1930 г.г. член Центральной контрольной комиссии ВКП (б). С 1929 г. председатель  ЦК профсоюза работников госторговли и кооперации.

Делегат 15 съезда ВКП (б). Награждён орденом Красного Знамени.

В конце 1920-х годов вместе с группой московских партийных работников примыкал к «правому уклону».

Арестован 3 июля 1937 г. по обвинению в антисоветской деятельности. Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила Мороза Г.С. к высшей мере наказания. Расстрелян 2 ноября 1937 г. на полигоне “Коммунарка”. Похоронен в общей могиле расстрелянных на Донском кладбище Москвы. Реабилитирован в 1956 году.

Жена Фанни Львовна Крейндель-Мороз, еврейка была арестована и осуждена на восемь лет как член семьи врага народа. Отбывала срок в Темниковском лагере НКВД в Мордовии. Следователь также ложно обвинил её в торговле дефицитом под прикрытием мужа. Она была фармацевтом и никогда не занималась торговлей.

16-летний сын Владимир вместе с 8-летним братом Александром были отправлены по путёвке НКВД в Анненский детский дом Кузнецкого района Куйбышевской области. До этого Владимир учился в восьмом классе, был отличником и готовился к вступлению в комсомол. После расстрела отца, ареста матери и старшего брата Самуила ожесточился и во время пребывания в детском доме открыто проклинал НКВД за необоснованный арест родителей и брата, партийных и советских работников и, обобщая эти факты, осуждал Советскую власть и Коммунистическую партию.

Директор детского дома Свиридов И. написал донос на Владимира в Кузнецкое районное отделение НКВД. Владимир был арестован и заключён в Кузнецкую тюрьму №1. При обыске у него изъяли неотправленные письма антисоветского содержания на имя Сталина И.В. и брата Самуила. В июне 1938 г. Владимир приговорён к 3 годам лишения свободы. В этой же тюрьме умер в 1939 г. от воспаления лёгких.

Самуил, 1920 г. рождения, окончил 10-летнюю школу. В марте 1938 г. был арестован и осуждён на 5 лет лагерей за принадлежность к антисоветской молодёжной организации. После реабилитации отца в 1956 г. Самуил добился реабилитации брата Владимира.

Знак №7 получил Бокий Глеб Иванович, родился в 1879 г. в г.Тифлис Тифлисской губернии Российской империи (ныне г. Тбилиси, столица Грузии) в семье украинского интеллигента, представителя старинного дворянского рода Ивана Дмитриевича Бокия. Глеб окончил тифлисскую гимназию и три курса института. Несмотря на знатное происхождение, отец не отличался богатством и не имел собственной недвижимости. Трудолюбивый педагог тифлисской гимназии, автор лучшего российского учебника «Основания химии» И.Д. Бокий дослужился до действительного статского советника. Скоро семья перебралась в Петербург.

В 1896 г. Глеб, вслед за старшим братом Борисом, поступил в Горный кадетский корпус имени императрицы Екатерины Второй в Петербурге (Горный институт), крупнейшее в то время высшее техническое учебное заведение России. Одарённому Глебу, обладавшему сословными привилегиями, предстояло отличное будущее. Однако, ещё в 1893 г. Борис предложил Глебу принять участие в демонстрации студентов. Братьев арестовала полиция, а Глеба ещё и избили. По ходатайству отца их отпустили. После этих событий отец скоропостижно скончался от сердечного приступа. Глеб же встал на путь профессионального революционера. В институте Глеба избрали главой «Украинской петербургской громады». Он принимал активное участие в работе студенческих революционных кружков.  В 1897 г. вошёл в Петербургский «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». В 1900 г. вступил в РСДРП.

В 1901 г. Бокий был арестован на шахтах Криворожского общества (работал на летней студенческой практике) по делу «Рабочее Знамя» и поставлен под контроль полиции. В феврале 1902 г. арестован и выслан на три года в Восточную Сибирь за подготовку уличной демонстрации в Петербурге. Летом 1902 г. вновь арестован в Красноярске за отказ выехать в место ссылки и разбрасывание прокламаций на публичной лекции. По амнистии освобождён из ссылки, с сохранением надзора полиции. Он был близок к окончанию Горного института и получению диплома инженера. Но так и не окончил институт, погрузившись с головой в революционную борьбу.

В 1904 г. Бокий введён  в состав Петербургского комитета РСДРП как организатор «Объединенного комитета социал-демократической фракции высших учебных заведений». 9 января 1905 г. во время шествия рабочих на Дворцовую площадь Бокий был среди демонстрантов, а затем в составе боевых дружин на баррикадах Васильевского острова. В «Малороссийской столовой», которой заведовал Бокий, был устроен медицинский пункт, куда свозили раненых рабочих. В апреле 1905 г. был арестован по делу «Группы вооруженного восстания при Петербургской организации РСДРП». Был отпущен под особый надзор полиции. В декабре опять арестован на собрании центральной боевой дружины Петербургской стороны. В 1906 г. Бокия освободили из тюрьмы по болезни и под залог три тысячи рублей, что внёс его соратник доктор Макиевский П.В. Но уже в декабре этого года приговорён к заключению в крепости на два с половиной года, однако временно оставлен на свободе в связи с поданной кассацией.

В январе 1907 г. начал работать в социал-демократической военной организации Петербурга, был партийным руководителем Охтинского и Прохоровского районов. После провала военной организации сбежал на Украину, но был арестован в Полтавской губернии.

В 1912 г. принимал участие в работе по созданию газеты «Правда». Потом был секретарем Петербургского комитета РСДРП. В 1914 г. был выписан орден на его арест по делу о типографии Петербургского комитета, но он успел скрыться. В 1915 г. скрывался от ареста из-за провала Петроградского комитета.

Тогда впервые проявились незаурядные способности Бокия. При аресте полиция изъяла у него ученические тетради, исписанные математическими формулами, а на самом деле записями о подпольных делах. Шифр был изобретён и известен только Бокию. Лучшие шифровальщики не смогли «раскусить этот орешек».

Весной 1916 г. был арестован по делу Петроградского комитета, но в декабре временно освобождён по болезни. Бокий вошёл в состав Русского бюро ЦК РСДРП, сыгравшего значительную роль в Февральской революции 1917 года. После свержения самодержавия возглавил отдел сношений с провинцией Русского бюро. До марта 1917 г. был секретарём Петроградского комитета РСДРП. Представлял комитет на Седьмой (Апрельской) конференции и 6 съезде РСДРП (б). В последующем был делегатом всех партийных съездов.

В октябре 1917 г. Зиновьев Г.С. и Каменев Л.Б. выступили против решения ЦК о вооруженном восстании. Они пытались заручиться поддержкой Петроградского комитета, но комитет во главе с Бокием выступил за решительность в действиях. Бокий участник заседания ЦК РСДРП (б) 16 октября 1917 г., подтвердившего решение ЦК от 10 октября о вооружённом выступлении. Бокий стал членом Военно-революционного комитета Петрограда и одним из руководителей Октябрьского переворота.

Бокий был противником заключения Брестского мира на навязанных Германией условиях и подписал коллективный протест против мира. В марте 1918 г. во время наступления немцев он вошёл в состав Комитета революционной обороны Петрограда.

После убийства Урицкого М.С. 31 августа 1918 г. Бокий стал председателем Петроградской ЧК и ЧК Союза коммун Северной области. Он в резкой форме возразил председателю Совнаркома Петроградской трудовой коммуны, председателю Комитета революционной обороны Петрограда Зиновьеву Г.Е., который настаивал на уличных расстрелах без суда и следствия. В отместку Зиновьев начал добиваться смещения Бокия с должности. Председатель ВЦИК Свердлов Я.М. направил Бокия агентом ЦК РКП (б) в Белоруссию для ведения нелегальной работы в оккупированных немцами областях. Он выехал в Минск для обследования деятельности комитета партии Западной области. Здесь он вошёл в состав Революционного совета Германской армии в Минске и организовал Совет рабочих депутатов.

В ноябре 1918 г. Бокий вернулся из освобождённой Белоруссии. В 1918-1919 г.г. был членом Коллегии НКВД РСФСР. Затем командирован на Восточный фронт и назначен начальником особого отдела фронта, потом начальником особого отдела Туркестанского фронта и полномочным представителем ВЧК в Туркестане.

С 1921 г. Бокий вновь приступил к чекистской работе в Москве и руководил созданием специального отдела ВЧК. Был начальником отдела в 1921-1936 годах. Отдел следил за соблюдением режима секретности и охраной государственной тайны. В сфере внимания отдела находились автономные радиопередатчики, а также передающие устройства иностранных посольств и миссий. Все перехваченные сообщения направлялись в отдел для дешифровки. В 1924 г. Бокий завершил разработку «Русского кода», что на несколько десятилетий стал основным шифром в работе для всех служб СССР. Одновременно в 1921-1922 г.г. член Коллегии ВЧК, в 1923 г. член Коллегии НКВД РСФСР, в 1923-1934 г.г. член Коллегии ОГПУ СССР. В 1935 г. Бокию присвоено звание комиссар государственной безопасности 3-го ранга.

Бокий избирался кандидатом в члены и членом ВЦИК РСФСР со 2-го по 12-й созыв и ЦИК СССР 1-го и 2-го созывов. Награждён орденом Красного Знамени и двумя знаками «Почётный работник ВЧК-ГПУ» (1922 и 1932).

Во время чистки аппарата НКВД СССР от сотрудников, окружавших Ягоду Г.Г., Бокий был вызван наркомом Ежовым Н.И. к себе в кабинет и арестован 7 июня 1937 года. Военная коллегия Верховного суда СССР 15 ноября 1937 г. приговорила его к высшей мере наказания по обвинению в предательстве и контрреволюционной деятельности. В этот же день расстрелян. Похоронен после кремации в общей могиле на Донском кладбище. В 1956 г. реабилитирован.

Одновременно с основной работой Бокий занимался изучением оккультизма, паранормальных явлений, спиритизма и Шамбалы в надежде поставить их на службу СССР. После его ареста следователи НКВД представили эти занятия как отход от идеологии Марксизма-Ленинизма.

Бокий был женат на Софье Александровне Доллер, дочери Александра Ивановича Доллера, родившегося в России француза, квалифицированного рабочего. Он был арестован как революционер-народник, сидел в тюрьме и на каторге. Остался на поселении в Якутии. Вскоре после рождения Софьи утонул в реке. Его жена, Шехтер Софья Наумовна, еврейка, тоже революционер-народник возила Софью по всем тюрьмам и ссылкам. Во время одной из ссылок Софья познакомилась с ссыльным Бокием Г.И. и в 1905 г. вышла за него замуж. В молодости Софья была эсеркой, весной 1917 г. вступила в РСДРП. В 1919 г. Глеб Иванович и Софья Александровна развелись. В браке у них родились две дочери Елена и Оксана. Муж Оксаны, Лев Эмануилович Разгон в 1930-е годы работал уполномоченным спецотдела ВЧК.После ареста Бокия, был уволен, а затем репрессирован.

Знак №8 получил Уншлихт Иосиф (Юзеф) Станиславович, родился в 1879 г. в
г.Млава Млавского уезда Плоцкой губернии Российской империи (ныне Республика Польша) в еврейской мещанской семье. Образование среднее техническое (электротехник) получил на Высших технических курсах в Варшаве. С 1896 г. участвовал в революционном движении. В 1900 г. вступил в Социал-демократию Королевства Польского и Литвы (СДКП и Л), что в 1906 г. вошла в состав РСДРП. С 1906 по 1913 г. Уншлихт был делегатом двух партийных съездов и партийных конференций СДКП и Л. В качестве представителя Польши и Литвы принимал в 1907 г. участие в работе 5-го съезда РСДРП в Лондоне. Уншлихт был широко известен среди революционных рабочих таких крупных промышленных центров как Варшава, Лодзь и Домбровский угольный бассейн. Преследуемый царской охранкой и «чёрной сотней» (крайне правая антисемитская организация), Уншлихт избегал эмиграции и жил нелегально, переезжая из города в город. В 1907-1911 г. состоял членом комитета Варшавской области, Лодзинского окружного комитета и общекраевого комитета СДКП и Л. В 1911 г. установил контакт лично с Лениным В.И., который не прерывался до его смерти.

За революционную деятельность Уншлихт был арестован в 1902 г., затем следуют аресты в 1903, 1906, 1907, 1909 и 1913 годах. Он провел много времени в тюрьмах и административных ссылках. Однако каждый раз ему удавалось нелегально возвратиться в Польшу и продолжить революционную работу. В 1916 г. Московская судебная палата приговорила его к ссылке на поселение в село Тунгуру Иркутской губернии. Перед Февральской революцией бежит из места поселения в Иркутск, а после революции работает в местном комитете РСДРП.

В апреле 1917 г. Уншлихт приехал в Петроград, где стал членом Петроградского Совета, членом ЦИК СДКП и Л в России и членом редакции польской газеты «Трибуна». От Петрограда Уншлихт был избран по списку РСДРП членом Учредительного собрания.

В июле 1917 г. Керенский А.Ф. организовал разгром Петроградского комитета РСДРП. Уншлихт вместе с группой активистов партии был заключён в тюрьму «Кресты». Освободившись, участвовал в подготовке вооружённого восстания.

После Октябрьского переворота Уншлихт организовал оборону от германских войск Псковского участка, участвовал в создании вооружённых отрядов рабочих. Затем как член коллегии НКВД РСФСР был назначен председателем коллегии по делам пленных и беженцев (Центрплембеж). В конце 1918 г. направлен на Западный фронт. Был избран членом ЦК Коммунистической партии (большевиков) Литвы и Белоруссии и назначен народным комиссаром по военным делам Литвы и Белоруссии. После сдачи Вильно и Минска назначен членом Реввоенсовета 16-й армии, а в декабре 1919 членом Реввоенсовета Западного фронта. Уншлихт был ранен в голову и получил перелом ноги.

После длительного лечения в апреле 1921 г. назначен заместителем председателя ВЧК (с 6 февраля 1922 г. ГПУ) и работал в этой должности до осени 1923 года. Затем назначен членом Реввоенсовета СССР и начальником снабжения Рабоче-Крестьянской Красной армии (РККА). 6 февраля 1925 г. президиум ЦИК СССР назначил Уншлихта заместителем народного комиссара по военным и морским делам и заместителем председателя Реввоенсовета СССР.

Избирался членом ЦИК СССР всех созывов и делегатом ряда партийных съездов. На 8-ом съезде партии был избран членом Центральной ревизионной комиссии, а на 14, 15, 16 и 17 съездах кандидатом в члены ЦК ВКП (б). В 1933-1935 г.г. начальник Главного управления гражданского воздушного флота СССР. С 1935 г. секретарь Союзного Совета ЦИК СССР. Награждён орденом Красного Знамени.

11 июня 1937 г. арестован по делу «Антисоветской троцкистской военной организации в Красной армии”. 28 июля 1938 г. Военной коллегией Верховного суда СССР приговорён к высшей мере наказания и расстрелян на следующий день на полигоне «Коммунарка». Реабилитирован в 1956 году.

Уншлихт двоюродный брат Мушкат С.С., жены Дзержинского.

Жена, Уншлихт Софья Арнольдовна, полька, осуждена в 1938 г. особым совещанием при НКВД СССР как член семьи изменника Родины на 5 лет в исправительно-трудовом лагере. Освобождена в 1943 году. Умерла в 1947 г. в возрасте 67-ми лет.

Старшая сестра, Уншлихт Софья (Зося) Станиславовна (в замужестве Осинская) арестована в 1937 г. по обвинению в участии в контрреволюционной террористической организации. Военной коллегией Верховного суда СССР приговорена к высшей мере наказания и расстреляна на полигоне «Коммунарка». После кремации похоронена в общей могиле на Донском кладбище. Реабилитирована в 1988 году.

Младшая сестра Брун Стефания Станиславовна была представителем Коммунистической партии Польши в Исполкоме Коминтерна. Умерла в 1947 г. в возрасте 59-ти лет в социалистической Польше. Её муж Брун Юлиан выдающийся деятель Коммунистической партии Польши, широко известный журналист.

Продолжение следует. См. Часть 2 и Часть 3




Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*