Новости

БРА «ПОПЛАВКО»

 

В декабре 1915 года офицер 7-го автобронетанкового дивизиона Юго-Западного фронта штабс-капитан Поплавко предложил конструкцию БРА, броневой корпус которого был приспособлен для разрушения проволочных заграждений.

pobeda100x100

Это была массивная машина высокой проходимости на шасси американского 2-тонного полноприводного грузовика «Джеффери Куад» с двигателем 32 л.с. и обеими управляемыми осями, установив колеса, с уширенными бандажами смонтировав в средней части неподвижную рубку с наклонной установкой бронелистов и 4 амбразурами для 2 пулемётов, а в задней – бронекороб для ЗИП. Благодаря особой форме передней части корпуса и большой массе, броневик мог на ходу со скоростью 5 – 6 км/ч рвать проволоку и выворачивать колья, с помощью специального возимого моста преодолевал траншеи и канавы. Практически это была первая специальная инженерная машина поля боя.

Вскоре 1-й образец БРА был построен и испытан. По результатам испытания было изготовлено 30 машин, и из них был сформирован особый автоброневой дивизион. БРА действовали в основном «выездами для обстреливания противника». Предложение же Поплавко об использовании его «боевых слонов Ганнибала», защищённых 7 мм бронёй, напоминают предложения французского полковника Этьена (декабрь 1915 года) – кроме проделывания проходов в заграждениях и обстрела противника из пулемётов «боевые слоны» должны были доставлять к вражеским окопам по 10 солдат с пистолетами, кинжалами и ручными гранатами для захвата и закрепления передовых окопов противника. Поплавко даже разработал приспособление для разрушения проволочных заграждений, похожее на «форштевень» французского танка «Шнейдер». Правда, на практике функций БТР и «разрушителя» проволочных заграждений машине так и не придали. В конце сентября 1916 года из 30 БРА системы Поплавко составили бронедивизион. В октябре 1916 года дивизион отправился на Юго-Западный фронт. Наравне с другими БРА они приняли участие в боях Первой Мировой и Гражданской и Советско-Польской войн.

Монография.

9 ноября 1915 года на Юго-Западный фронт убыл 26-й автопулемётный взвод под командованием штабс-капитана Виктора Поплавко. В его составе имелась сверхштатная полубронированная машина под названием «Чародей». Она была построена по проекту командира взвода на шасси 2-тонного полноприводного грузовика «JefferyQuard» американской фирмы «ThomasJefferycompany» и предназначалась для обслуживания броневых автомобилей взвода на линии огня: подвоза боеприпасов, горючего и эвакуации повреждённых машин. А так как непосредственное участие в боях «Чародея» не предполагалось, он имел броню, прикрывающую мотор и кабину лишь спереди и с боков. В январе 1916 года, учитывая лучшую проходимость «Джефри» по сравнению с основной матчастью взвода, Поплавко решил использовать «Чародея» в качестве инженерной машины разграждения. Для этого на нём установили лебёдку, 2 якоря-кошки с тросами и лёгкий разборный мост, служивший для преодоления окопов и рвов. 27 января подпоручиком Устиновым было проведено 1-е испытание. С помощью «кошек», заброшенных за заграждение, машина прорвала 4 ряда колючей проволоки и растащила рогатки, укреплённые проволокой к деревьям. В дальнейшем, работая над усовершенствованием «Чародея», Поплавко сконструировал специальное ломающее приспособление, позволявшее, используя ударную силу грузовика, рвать проволоку и выворачивать из земли колья. Нижний броневой лист был установлен с таким расчётом, чтобы разрушенное заграждение машина подминала под себя, не мешая своему дальнейшему движению. Испытанный в конце апреля 1916 года, «Джеффери» показал хорошие результаты, что побудило штабс-капитана Поплавко обратиться за помощью к командованию 7-й армии: «Прошу оказать содействие в проведение моей идеи в жизнь. Для этого необходимо лишь дать наряд на сталь на Ижорском заводе, собрать «Джеффери» в армии и даль мне кузнецов. Через 2 недели по получении всего будут созданы отряды «Слонов Ганнибала», применение которых будет на первое время поворотным ключом в кампании… На каждой машине будет помещаться шофёр, пулемётчик и 10 нижних чинов, вооружённых кинжалами, маузерами и ручными гранатами. 30 таких машин подходят на рассвете к проволоке противника, где ровное место и твёрдый грунт, переходят через неё и под прикрытием своих пулемётов подходят к окопу. В то же время люди, бросив гранаты, прыгают в окоп и занимают его… Сзади движется густая цепь пехоты, по которой не будет ружейного и пулемётного огня. После этого люди с машин наводят переносные мосты, возимые каждым броневиком, автомобили переходят через окоп и рвут 2-ю линию». 10 мая 1916 года «Чародей» испытывался в присутствии начальника инженеров 7-й армии полковника Полянского и офицеров штаба 2-го армейского корпуса. Машина на небольшой скорости свободно преодолела препятствие из 4 рядов кольев «толщиной 2,5 вершка, прочно вбитых в землю на ½ – ¾ аршина». Затем, также без особого труда, дважды прорвала аналогичное заграждение, густо оплетённое колючей проволокой. В обоих случаях был проделан проход по ширине броневика, пригодных для движения пехоты. Кроме того, демонстрировалась наводка лёгкого моста для движения «Джеффери» через окоп или канаву «Результаты испытания поразительны!» – доносил в Ставку полковник Полянский. В начале июня 1916 года штабс-капитан Поплавко вместе с «Чародеем» убыл в Петроград, где его «Джеффери» прошёл всесторонние испытания на Инженерном полигоне. По их результатам Комиссия по броневым автомобилям постановила спешно изготовить 30 таких машин на Ижорском заводе. Заказ на их постройку был дан Главному военно-техническому управлению 8 августа 1916 года, а в конце сентября все броневики сдали заказчику. 6 октября 1916 года их демонстрировали члена Особого совещания по обороне государства и представителям Генерального Штаба. Серийные машины в соответствии с требованиями имели полностью закрытый броневой корпус из 7 мм брони. В его передней части находился двигатель, за ним – боевая рубка экипажа. Причём обслуживание двигателя было возможно изнутри машины. В задней части, на месте грузовой платформы, был установлен невысокий броневой короб для запасных частей, горючего и боеприпасов. В случае необходимости там могло перевозиться несколько пехотинцев. Вооружение броневика состояло из 2-х пулемётов Максима на подвесных станках Соколова с 4-мя амбразурами для стрельбы. Для входа и выхода экипажа, состоящего из командира, шофёра и 2-х пулемётчиков, с правой стороны корпуса имелась дверь. На переднем броневом листе крепилось съёмное ломающее приспособление, изготовленное из уголка. Колёса оснащались дополнительными уширенными бандажами для движения по грунту. Двигатель мощностью 32 л.с. позволял бронеавтомобилю развивать скорость до 35 км/ч. Этого считалось достаточным, так как «Джеффери» предназначались, прежде всего, для выполнения «задачи особого назначения» – прорыва проволочных заграждений. 10 сентября 1916 года, ещё до окончания постройки матчасти, был Высочайше утверждён штат Броневого автомобильного дивизиона Особого назначения: 30 бронированных «Джеффери», 4 грузовых и 4 легковых машины, 4 автоцистерны, 1 автомастерская и 9 мотоциклов. Его командиром стал получивший повышение в чине капитан Виктор Поплавко. Организационно дивизион делился на 3 взвода (по 10 броневиков), каждое отделение на 3 звена (по 3 машины), звеном командовал офицер. 16 октября 1916 года бронедивизион отбыл на Юго-Западный фронт, где вошёл в состав войск 11-й армии. В конце декабря планировалось его использование в частной наступательной операции совместно с одной из стрелковых дивизий. В процессе подготовки к этому 20 декабря 1916 года 15 «Джеффери» участвовали в учебной атаке по прорыву заграждения на старой австрийской позиции. Оно состояло из 4-х полос по 4 ряда кольев, густо оплетённых колючей проволокой. Броневики успешно справились с заданием, затратив на прорыв заграждения от 45 до 60 секунд и оставив после себя проходы для пехоты. Однако чтобы до начала общего наступления войск Юго-Западного фронта, намечавшегося на весну 1916 года, «противник не принял мер против новой техники», использование «Джеффери» отложили. В январе 1917 года русское командование решило сформировать ещё 3 аналогичных дивизиона для Юго-Западного и Румынского фронтов. Заказ на изготовление 90 «Джеффери» с улучшенным вариантом бронировки 14 февраля 1917 года получил Склад приборов и приспособлений при Офицерской стрелковой школе, а броня должна была поступать с Ижорского завода. Предполагалось, начиная с середины марта сдавать ежемесячно по 15 машин. Однако реально построили только 1 броневик, отправленный 16 июня 1916 года в Запасной броневой дивизион. В начавшемся 16 июня 1917 года наступлении войск 11-й армии бронедивизион Особого назначения для прорыва проволочных заграждений не применялся. Однако, действуя как обычные броневики, «Джеффери» оказали большую помощь 17-му армейскому корпусу, прикрывая его отход во время прорыва немцев на Тарнополь. Так, 7 июля у урочища Лисьи Ямы (северо-восточнее Тарнополя) машины 1-го отделения под командованием хорунжего Иноземцева атаковали немцев и под сильным артиллерийским огнём, заполняя прорывы в наших пехотных цепях, задержали продвижение противника на 3,5 часа. В тот же день 2-е отделение штабс-капитана Алексеевцева и 3-е штабс-капитана Устинова с 16 часов вели бой под м. Езерна, прикрывая эвакуацию имущества. С наступлением темноты, прорвавшись через объятую огнём Езерну и уничтожив склад боеприпасов, который не сумели вывезти, машины отошли к Тарнополю. 8 июля 1916 года все 3 отделения прикрывали переправы на реке Сереет и шоссе Тарнополь – Ново-Заложице. Не имея связи с пехотой, отходившей, не оказывая никакого сопротивления, броневики с 8 утра до 8 вечера сдерживали немцев, непрерывно атакуя их, расстреливая в упор и не давая продвигаться. Кроме того, машины дивизиона вывозили из-под огня раненых, брошенные отступавшими войсками пулемёты и орудия. В ходе непрерывных 2-дневных боёв 2 броневика были разбиты огнём немецкой артиллерии, а 3 машины подорваны экипажами (из-за поломок вывести их в тыл не представлялось возможным). 18 июля 1-е отделение поддерживало части 122-й пехотной дивизии при атаке города Гжималув. Машины ворвались в город, помогли пехоте выбить оттуда противника и 1,5 километра преследовали его. Основной причиной эффективных действий «Джеффери» в июльских боях являлась их повышенная проходимость и подвижность (за счёт поворота передних и задних колёс) по сравнению с другими типами броневых автомобилей. Особенно это было заметно в боях 7 – 8 июля 1917 года, когда из-за дождей грунтовые дороги стали практически непроходимыми для автомашин. Однако выявились и серьёзные недостатки в системе бронировки и вооружения «Джеффери». Так, боевое отделение сильно нагревалось от находившегося там двигателя, а горизонтальный обстрел пулемётов составлял всего 15 градусов. 2 октября 1917 года, после испытания «Джеффери», в присутствии членов штаба Юго-Западного фронта решено было «отказаться от применения этих машин для выполнения задачи особого назначения, а использовать их для выполнения задач обыкновенных броневых автомобилей, причём благодаря неудовлетворительному размещению и конструкции бойниц (пулемётных) лишь при условии совместной работы одновременно не менее 2-х таких броневиков». После октябрьского переворота 1917 года бронедивизион Особого назначения был «украинизирован» и включён в состав вооружённых сил Центральной Рады – правительства провозгласившей независимость Украины. Однако Центральная Рада не смогла долго удержаться у власти и бронеавтомобили «Джеффери» пошли по рукам. Большая их часть досталась Красной Армии и была передана во вновь сформированные бронеотряды.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *