Новости

Андреевский флаг на втором «Борее» обещают поднять в июле

Серийное строительство боевых кораблей, в том числе стратегических и многоцелевых атомных подводных лодок, синхронизировано с Государственной программой вооружений (ГПВ-2020) и постепенно входит в график — об этом заявил в интервью «Российской газете» президент Объединенной судостроительной корпорации (ОСК) Андрей Дьячков. По его словам, вслед за ракетоносцем «Юрий Долгорукий» — головным в ряду себе подобных кораблей четвертого поколения, который официально принят в состав ВМФ 10 января, уже к середине лета нынешнего года флоту передадут второй по времени закладки и первый серийный ракетоносец проекта 955 «Борей» — «Александр Невский».

— К концу минувшего года, — напомнил глава ОСК, — экипаж и сдаточная команда этого корабля успешно завершили заводские и часть государственных испытаний. В 2013-м, как и «Юрий Долгорукий», первый серийный ракетоносец будет передан в состав ВМФ. Это у нас не вызывает сомнений. Все задачи, которые к настоящему времени ставились, успешно выполнены. Нужен еще примерно месяц на то, чтобы завершить оставшийся этап государственных испытаний, и «Александр Невский» будет передан флоту. Мы полагаем, что это произойдет в июне-июле, когда районы предстоящих испытаний освободятся ото льда.

В 2012-м было несколько знаковых для ОСК событий: заложены новые, в том числе уникальные корабли, подводные лодки, научно-исследовательские суда и атомный ледокол нового поколения. Буквально «под елочку» на Севмаше подписали акт о передаче ВМФ головного «Борея» и вывели из стапельного цеха ракетоносец «Владимир Мономах» — уже третий, серийный, корабль этого проекта. С судьбой таких кораблей связаны и главные ожидания 2013 года?

Андрей Дьячков: По большому счету — да. Важнейший момент производственной программы — сдача заказчику трех атомных подводных лодок. Прежде всего, конечно, речь идет о стратегических подводных лодках нового поколения. Но помимо них мы сдаем и многоцелевые АПЛ, и дизель-электрические, причем как для российского ВМФ, так и для зарубежных заказчиков. На других верфях строим надводные корабли нового поколения, исследовательские суда и суда специального назначения, в том числе для работы в Арктике и на арктическом шельфе. Сейчас практически все ведущие предприятия ОСК обеспечены портфелем заказов со сроком исполнения от 2-3 до 8-9 лет. По этому показателю теперь нам могут позавидовать многие известные фирмы — и в России, и за рубежом.

Что означает для вас лично, для ОСК и для всей производственной кооперации — от проектантов до поставщиков металла — завершение работ по головному кораблю четвертого поколения?

Андрей Дьячков: Прежде всего, конечно, то, что судостроительный комплекс России сохранил потенциал и возможности для производства самого сложного вида высокотехнологичной военной техники, чем являются атомные подводные лодки стратегического назначения. В мире всего четыре государства способны создавать такие объекты. Тем самым мы обеспечили сохранение за собой этого высокого статуса. Мы сохранили кадры, производственную базу, сохранили творческий и технологический потенциал наших КБ.

Второе, что хочу подчеркнуть, связано непосредственно с флотом и состоянием стратегических ядерных сил Росси, сил сдерживания, как их еще называют. С приемом на вооружение головного «Борея» стратегические лодки проекта 667 БДРМ, несущие сейчас боевое дежурство в составе российской группировки СЯС, получают, наконец, своих сменщиков. Буквально с этого года начинается их плавная замена.

«Юрий Долгорукий» в силу разных обстоятельств строился и проходил испытания 16 лет. Следующий за ним «Александр Невский» — вдвое меньше. Третий в серии — «Владимир Мономах» — вывели из стапельного цеха через шесть лет после закладки. А какой прогноз можно сделать в отношении судьбы заложенного этим летом «Князя Владимира»?

Андрей Дьячков: Загадывать не люблю, хотя общую динамику вы уже обозначили. Скажу лишь, что у российского судостроения еще и не было, по существу, условий для серийного строительства. И только сейчас мы на этот путь встаем. Поэтому особая роль головного «Борея» и всех, кто над ним работал, заключается в том, что за эти полтора десятилетия удалось собрать, склеить, а в чем-то отстроить заново обширную производственную кооперацию. Думаю, не раскрою военной тайны, если скажу: в создании корабля четвертого поколения принимали участие более 1,5 тысячи предприятий и организаций. Вот почему подъем Андреевского стяга на «Юрии Долгоруком» — наш общий и долгожданный праздник.

В связи с тем, что некоторые ключевые предприятия-смежники остались за пределами России, недостающие звенья пришлось формировать, полагаясь только на свои силы и возможности. За время строительства и почти четыре года испытаний головного «Борея» и созданной для него ракеты произошло, что называется, боевое слаживание новой кооперации. Полученный при этом опыт был учтен при разработке проекта модернизированной лодки 955А, которая была заложена летом этого года в присутствии президента России и получила имя «Князь Владимир».

Что же касается конкретных сроков применительно к тому или другому кораблю, загадывать, повторюсь, не стану. «Владимир Мономах» уже спущен на воду, занял место у заводской причальной стенки и готовится к швартовным испытаниям. Если ориентироваться на опыт других стран, в том числе США, атомные стратегические лодки строятся не менее 7-8 лет. Никто в мире особо и не пытается ускорить этот процесс. И мы, входя в серию, ориентируемся примерно на такие же рамки.

Могу сказать, что «Владимир Мономах» идет уже фактически в графике — как во внутреннем заводском, так и в графике Государственной программы вооружений (ГПВ-2020). Но для нас серийная работа — это не просто график в том смысле, что флот наконец-то будет регулярно, как пирожки, получать новые корабли и оружие для них. Помимо того, что мы патриоты своей страны и радеем за флот, мы остаемся производственниками, а значит должны заботиться в первую очередь о качестве выпускаемой продукции, а во-вторых — думать о возможных путях снижения ее стоимости.

http://www.rg.ru/