Новости

Начало Русско-японской войны 1904-1905 гг.

Русско-японская война 1904-1905 гг. велась за господство в Северо-Восточном Китае и Корее. Война была начата Японией. В 1904 году японский флот напал на Порт- Артур, оборона которого продолжалась до начала 1905 года. Россия потерпела поражения на реке Ялу, под Ляояном, на реке Шахэ. В 1905 году японцы разгромили русскую армию в генеральном сражении при Мукдене, а русский флот при Цусиме. Война закончилась Портсмутским миром 1905 года, по условиям которого Россия признала Корею сферой влияния Японии, уступила Японии Южный Сахалин и права на Ляодунский полуостров с городами Порт-Артуром и Дальним. Поражение русской армии в войне ускорило начало революции 1905-1907 гг.

Роль военно-морских сил

Русско-японская война — первая крупная война в эпоху парового флота с участием сильно вооруженных и оснащенных техникой кораблей. Порт-артурский период войны дал мощный толчок развитию военно-морского искусства.

Все государства, имевшие военные флоты, в разной степени учли опыт войны на море; в результате и в кораблестроении, и в вооружении, и в тактике ведения морского боя произошли коренные изменения. В России особенно поучительные выводы из опыта морской войны (главным образом в проектировании новых типов боевых кораблей) сделал наряду со многими другими участник обороны Порт-Артура корабельный инженер Н.Н. Кутейников. Изучая и ежедневно наблюдая боевую деятельность флота, он пришел к заключению, что в дальнейшем следует строить корабли, имеющие только одно специальное назначение. Универсальность некоторых типов кораблей во время войны себя не оправдала и принесла только вред, так как приводила к загромождению корабля и увеличению его водоизмещения в ущерб скорости, запасу топлива и бронированию: оказалось, например, что броненосцам совершенно не были нужны малокалиберная артиллерия и пулеметы. Кутейников разработал и предложил следующие тактико-технические данные для вновь строившихся боевых кораблей.

После войны эти выводы были во многом учтены кораблестроителями в России и за границей. Если броненосец порт-артурской эскадры “Ретвизан” имел водоизмещение до 13000 т., скорость 18,5 узла, артиллерию: 4 — 12-дюймовых, 12 — 6-дюймовых, 20 — 75-миллиметровых орудий и 38 разных мелких калибров и броню борта толщиной до 200 мм, то спущенный на воду в 1906 г. английский корабль “Дредноут”, построенный с учетом опыта русско-японской войны, имел водоизмещение до 18000 т., скорость 21 узел, артиллерию: 10 — 12-дюймовых орудий в пяти башнях и 24 — 120-миллиметровых и броню борта до 275 мм.

Однако “Дредноут” не сделал революции в кораблестроении: это был более мощный броненосец, и только. Переворот фотосделали русские линейные корабли типа “Севастополь”, вошедшие в строй в начале первой мировой войны. Их водоизмещение достигало 24000 т, скорость 25 узлов, вооружение 12 — 12-дюймовых и 16 — 120-миллиметровых орудий, броня на башнях до 12 дюймов, бортовая — до 229 мм; мощность механизмов превышала мощность “Ретвизана” примерно в три раза и составляла 42000 лошадиных сил. Русские линейные корабли имели линейное расположение главного калибра артиллерии, трехорудийные башни, бронирование было двухслойным, толщина брони увеличена, ею покрывался весь надводный борт, корабль имел сплошные водонепроницаемые переборки, доходящие до верхней палубы. Линейный корабль был впервые построен в России на основе боевого опыта и теоретической мысли выдающихся русских кораблестроителей А.Н. Крылова, И.Г. Бубнова и др.

Война на море подтвердила положение, что корабельная артиллерия — основное оружие флота решает исход морских сражений. Исходя из этого, были пересмотрены дальность и мощность огня корабельной артиллерии; если русские корабли в мирное время стреляли на дистанциях до 15-25 кабельтовых, то во время войны дистанция стрельбы увеличилась в среднем до 40 кабельтовых. Это потребовало увеличения на броненосцах и крейсерах дальнобойной крупнокалиберной артиллерии за счет уменьшения средних и изъятия малокалиберных орудий. Если довоенные линейные корабли имели артиллерию четырех и более разных калибров, то после войны вновь вступавшие в строй корабли вооружались артиллерией преимущественно двух типов: главной крупнокалиберной, дальнобойной для эскадренного боя и среднекалиберной, так называемой противоминной артиллерией, предназначенной главным образом для отражения атак миноносцев. Война на море показала исключительно важное значение скоростей. Превосходство хода позволяло навязывать противнику невыгодные условия в маневрировании, в дистанции боя и т.д. Тихоходная русская Тихоокеанская эскадра при встречах с противником всегда ставилась им в невыгодные для боя условия: против солнца, ветра и т.д. После войны началось совершенствование механизмов; от поршневого двигателя флоты начали переходить к более мощному и эффективному турбинному двигателю. Совершенно изменился характер войны на море. Она стала непрерывной, повседневной и напряженной. Это в основном объясняется появлением в массовом масштабе нового оружия — мин и торпед. Корабли погибали не в открытом бою в море с противником, а на минах даже у своих баз, поражались торпедами ночью в местах стоянки флота. Поэтому стала необходимой постоянная разведывательная и позорная служба, повседневное траление фарватеров и рейдов, постоянная боевая готовность всего флота. Это потребовало колоссальных ресурсов и сил личного состава.

фотоОбе воюющие стороны широко применяли минное оружие. На минах, как известно, погибли лучшие броненосцы: русский “Петропавловск”, японские “Хацусе” и “Яшима”; кроме того, на минах японцы потеряли три крейсера, четыре канонерские лодки, один корабль береговой обороны и несколько миноносцев. В русско-японской войне мина заграждения стала более широко применяться не только для целей обороны прибрежных районов, но и для целей нападения. Русские моряки приобрели во время русско-японской войны ценную практику траления мин. С тех пор они считались лучшими в мире мастерами минного дела.

В Порт-Артуре впервые в истории траление получило организацию, так называемый “тралящий караван”, который имел основной задачей вывод эскадры в море через минные заграждения противника. Впервые были приспособлены для траления миноносцы, катера и мелкие портовые суда.

Много нового внесла война в морскую тактику, особенно в маневрирование. Появился так называемый “маневр охвата”. Теоретически его разработал вице-адмирал Макаров.

Маневрирование, обеспечивающее сосредоточенный огонь по концевым кораблям противника, было принято после фотовойны во всех флотах за образец тактики в морском сражении и нашло широкое применение в первой мировой войне.

В боевой подготовке кадров русский Тихоокеанский флот имел много недочетов, выявившихся в ходе войны. До войны на кораблях обучали стрельбе только комендоров, во время войны после гибели или ранения их некем было заменить, так как замена не готовилась; артиллеристов мало тренировали в быстром заряжании орудий, отсюда недостаточная скорострельность; стрелять обучались на спокойной воде, а сражаться пришлось при всякой погоде; учились стрелять по щитам, освещенным солнцем, вести бой пришлось в пасмурную погоду и даже ночью; в мирное время стреляли по неподвижным или чуть двигавшимся целям, а в бою встретились с быстроходными кораблями противника; учились стрелять на коротких дистанциях, а во время войны они оказались в два-три раза большими; до войны не учились стрелять “по площадям”, а в целях экономии снарядов вели медленный огонь с изменением целиков, прицелов и углов возвышения орудий почти после каждого выстрела.

Указанные недочеты не были устранены до конца войны. Пренебрежение боевым опытом, неумение да и нежелание большинства бездарных царских адмиралов и командиров кораблей изучать тактику противника и противопоставлять ей более совершенную тактику — были одной из многих причин неудачных действий русского флота.

источник: http://flot.com/