Новости

Бронеавтомобиль «БА–27»

фото

Работа над БРА началась в 1926 году, главным проектировщиком являлся постоянный член артиллерийского комитета (арткома) АУ РККА А. Рожков. Решено было изготовить БРА на базе 1,5 тонный грузовик «АМО-Ф-15» серийный выпуск которого был освоен к тому времени на заводе «АМО». Так как полная масса БРА должна была значительно превосходить массу исходной модели, шасси подвергалось значительной доработке. Усилены рама, рессоры, предусмотрены шины повышенной грузоподъёмности. Кроме того, реконструкции подверглись система охлаждения двигателя и механизм сцепления, ацетиленовые фонари заменены на электрические фары, установлен электростартер. За счёт дополнительного бензобака увеличили запас хода. В самом начале работы стало ясно, что при установке бронекорпуса на шасси в конструкцию последнего необходимо внести ряд изменений. Поэтому Рожков обратился за помощью к конструкторам АМО в Конструкторском отделе Московского завода АМО, руководимом Б.Д. Строкановым, ведущими конструкторами проекта являлись Е.И. Важинский и Б.Д. Строканов. Здесь было спроектировано шасси 1,5 тонный грузовик «АМО-Ф-15СП» (специальное). Летом того же года, его изготовили и испытали в окрестностях Москвы. От обычного шасси СП отличалось большим углом наклона рулевой колонки, переделанными передними педалями управления, изменёнными рычагами коробки перемены передач и тормоза и установкой заднего поста управления. Осенью, после того, как Рожков закончил детальную разработку чертежей бронеавтомобиля, их передали в главное конструкторское бюро оружобъединения. Здесь группа инженеров под руководством В. Заславского доработала проект, после чего чертежи машины, которая в документах уже значилась как «Б-27», направили на Ижорский завод для изготовления бронекорпуса. В начале 1928 года, корпус доставили из Ленинграда на завод АМО в Москву, где под руководством Рожкова, Строканова и Важинского началась сборка БРА. Её закончили в марте, после чего «Б-27» поступил на испытания.

Броневые листы корпуса толщиной до 8-мм соединялись клёпкой на каркасе из уголков. В кормовой части корпуса имелся ступенчатый уступ, для улучшения обзора с кормового поста управления. Правда, опыт эксплуатации показал, что вторым управлением пользоваться приходилось очень редко, что бы не возить лишнюю массу и лишнего члена экипажа, его скоро убрали. Экипаж у модификации с кормовым постом управления был 4 человека. Крыша имела броню – 5-мм, днище – 3-мм. Шестигранная клепаная башня заимствована от танка «МС–1». Сверху она закрывалась грибообразным колпаком со смотровыми щелями для наблюдения за полем боя.

Вооружение 37-мм пушка «Гочкиса» (ПС-1) с боекомплектом 40 выстрелов и пулемёт «ДТ» (2016 патронов), или 6,5-мм пулемёт Фёдорова с боекомплектом 2775 патронов в раздельных установках в 2-х передних стенках башни. Кроме того, на правой стенке башни был специальный броневой ящик для установки прожектора. Наведение пушки осуществлялось плечевым упором. 35-ти сильный двигатель обеспечивал машине боевой массой 4,45 тонны максимальную скорость 50 км/ч. Запас хода без дозаправки 150 километра. Воздух для охлаждения двигателя поступал снизу через специальный поддон и жалюзи в передних бронелистах.

Машина имела фары довольно большого размера, которые в боевой обстановке закрывались откидными броневыми крышками. Аккумулятор устанавливался в специальном ящике под днищем с правой стороны машины. Для доступа к нему имелась специальная броневая крышка.

Испытания БА-27 проводились 24, 27 и 31 марта комиссией, назначенной приказом № 47/1 от 20 марта 1928 года по АУ снабжения РККА в составе председателя 7-й секции арткома Озерова, председателя 6-й секции арткома Бойно-Родзевича, постоянного члена арткома Рожкова, помощника постоянного члена арткома Иванова Д., начальника 6-го отдела Валкаша, председателя приёмной комиссии артприёмки АУ РККА на автомобильных заводах Биге, помощника начальника 5-го отдела Топилова, командира 3-го автоброневого дивизиона Шереметьева и представителей от инспекции пехоты и бронесил Деревцова, от инспекции кавалерии Вертоградского и от 2-го управления Штаба РККА Смирнова. В акте предварительного осмотра «броневой машины Б-27, исполненной по проекту постоянного члена арткома Рожкова на Государственных заводах АМО и Ижорском», говорилось следующее:

1 – Проведённые Государственным автомобильным заводом АМО имени Ферраро изменения в стандартном транспортном шасси АМО Ф-15 выражаются в переделках: переднего руля, передних педалей управления, рычагов перемены скоростей и тормозного, и в установке заднего поста управления.

2 – Изготовленным Государственным Ижорским заводом броневой корпус вмещает 4 человека: командира машины – он же стрелок, 2-х шофёров и одного помощника.

3 – Броневой кузов в башне кругового вращения несёт: 37-мм танковую пушку Гочкиса с переделками и плечевым упором, выполненным по проекту пом. постоянного члена арткома Иванова Д. на Московском орудийном заводе и автомат системы Дегтярёва, установленный вместе с шаровой установкой в гнёздное устройство системы Шпагина работы Ковровского пулемётного завода.

4 – По проекту Рожкова пулемётное вооружение должно было состоять из спаренных перевёрнутых по предложению Иванова Д. 2,5-линейных автоматов системы Фёдорова, изготовленных на Ковровском пулемётном заводе. Но впоследствии в целях перехода на стандартный тип был поставлен пулемёт Дегтярёва во временной шаровой установке с временным плечевым упором.

5 – Стеллажи броневого кузова оборудованы для укладки 2775 патронов, уложенных в магазины автомата Фёдорова и на 40 выстрелов к 37-мм пушке. Патронов к пулемёту Дегтярёва может поместиться в машине около 2000 в магазинах по 63 патрона.

6 – Питание горючим производится при помощи вакуума из основного бензобака ёмкостью в 80 литров, укрытого от команды 4 мм броневой стенкой или дополнительного бачка ёмкостью 8 литров самотёком. Из основного в дополнительный бачок бензин перекачивается при помощи насоса двойного действия.

7 – Электрооборудование состоит из поставленных на своё место стартера и динамо.

21 марта 1928 года, во время первого испытательного пробега на дистанцию в 56 километров по маршруту 2-й дом РВС СССР – Ильинка – Солянка – Хитров рынок – Воронцово Поле – Таганка – Смоленский рынок – Бородинский мост – 25-й километр Можайского шоссе и обратно на завод АМО, комиссией установлено:

1 – Машина на прямом участке мокрого шоссе развивает максимальную скорость в 45 км/ч, средняя скорость движения по шоссе с большими участками в очень плохом состоянии равна 30 км/ч, скорость задним ходом составляет 13,5 км/ч.

2 – Машина в состоянии преодолеть подъёмы до 4% на прямой передаче и подъёмы до 9% на 3-ей передаче.

3 – Управление машиной как при движении передним, так и задним ходом удобно. В боковой люк справа от водителя переднего руля видно правое переднее колесо.

4 – Использование башни и вооружения не встречает затруднений.

5 – Существующий головной убор (шлем или фуражка) команды не удобен, так как не предохраняет голову от ударов при толчках. Длинная шинель так же мешает как посадке команды в машину, так и управлению ею и вооружением.

27 марта бронеавтомобиль доставили на Кунцевский полигон Высшей стрелковой школы, где провели испытание вооружения стрельбой по мишеням. В отчётном докладе комиссии результаты стрельбы были оценены следующим образом:

1 – Пулемёт системы Дегтярёва с временным плечевым упором даёт рассеивание при стрельбе на кучность (дистанция 100 шагов 100 патронами) очередями по 3 – 5 патронов площадь рассеивания 24Х32 сантиметра и магазинами площадь рассеивания 23Х21 сантиметр.

2 – Магазин в 63 патрона непрерывным огнём выпускается за 5 – 7 секунд.

3 – Мешок для улавливания гильз с горловиной, изготовленной для Воздухофлота, при своевременном опорожнении задержек не даёт.

4 – Крепление пулемёта в шару не удачно.

5 – Поле зрения в шаровой установке пулемёта и маски пушки не достаточно и требует увеличения применением оптического прицела.

6 – Переход от пушки к пулемёту и обратно производится беспрепятственно и занимает при нахождении машины на месте 15 секунд.

7 – Стрельба из пушки и пулемёта с места удобна, с движения стрельба не производилась.

31 марта машина снова испытывалась пробегом на небольшую дистанцию, а затем была доставлена на завод для осмотра узлов и агрегатов. На этом предварительные испытания Б-27 закончились. По их итогам комиссия составила отчёт, который направили начальникам артиллерийского управления и управления снабжения. В заключительной части отчёта говорилось следующее:

«На основании проведённых предварительных испытаний комиссия отмечает:

1 – Выбор для бронирования из числа машин, изготовляемых внутри страны транспортного и военного типа шасси 1,5-тонного грузовика АМО Ф-15 наивыгоднейшим образом обеспечивает организацию снабжения, ремонта, пополнения личным составом и разворачиванию авто-броневых частей.

2 – Проведение переделки в стандартном шасси обеспечивают удобство обслуживания машины и не вызывают высоких расходов на приспособление этого шасси под броню.

3 – Кузов броневой машины вполне жёсткой конструкции может быть изготовлен заблаговременно отдельно от шасси и достаточен по размерам для размещения экипажа, вооружения и боеприпасов. При намеченном расположении наблюдательных щелей и люков броневой кузов обеспечивает удовлетворительное наблюдение за полем боя.

4 – Размер пулемётного боекомплекта достаточен для ведения огня короткими очередями в течение 35 – 40 минут, а пушечного для успешного обстрела 5 – 6 целей на расстоянии до 1 километра.

5 – Запас горючего обеспечивает возможность движения машины на расстояние до 350 километров.

Признавая на основании вышеизложенного машину, отвечающую своему назначению, комиссия находит необходимым производство следующих дополнений и вооружений: помощника шофёра и шофёра заднего руля вооружить пистолетами-пулемётами для того, чтобы броневик мог одновременно вести обстрел трёх целей.

Артиллерийскому управлению необходимо теперь же приступить к следующим работам по:

а) улучшению охлаждения пулемётов системы Дегтярёва с целью обеспечения возможности беспрерывного ведения огня магазинами не менее чем до 1000 выстрелов;

б) усовершенствованию шаровой пулемётной установки;

в) оборудованию шаровой установки и маски пушки оптическими прицелами.

Артиллерийскому управлению следует по сходе снега организовать испытание машины длительным пробегом не менее 500 километров, как по шоссе, так и по разнообразным грунтовым дорогам на проходимость и выносливость».

Следует отметить, что не все члены комиссии согласились с данной оценкой. Так, одни считали недостаточной скорость заднего хода, другие указывали на перегрузку шасси, третьи отмечали слабость пулемётного огня и малый боекомплект по сравнению с 2-башенными «остинами» и «Фиатами», которые могли брать до 10000 патронов. Но все эти разногласия не помешали дальнейшим работам по «Б-27».

Главное техническое испытание нового броневика руководство артиллерийского управления наметило на начало июня. Приказом от 25 мая 1928 года была назначена комиссия под председательством начальника 5-го отдела АУ РККА Топилова (позже его сменил Рожков).

К этому времени «Б-27» претерпел ряд изменений. С 1928 года в СССР началась поставка американских 1,5 тонных грузовиков «Форд–АА» с двигателем 40 л.с., а с 1930 года – их сборка из импортных комплектующих на двух автосборочных заводах. Бронекорпус «БА–27» стали монтировать на шасси «Форд–АА», при этом вооружение и броневая защита остались практически неизменными, а боевая масса уменьшилась до 4,1 тонны. Выпуск продолжался до 1931 года, когда в производстве был освоен модернизированный вариант бронеавтомобиля «БА–27М». всего БРА «БА–27» было выпущено – 100 штук.

Так, грибообразный колпак башни стал открываться назад по ходу машины – это сделали для более удобного наблюдения командира за местностью. Жалюзи в броневых листах защиты радиатора ликвидировали – они не обеспечивали защиты от пуль и брызг свинца при обстреле. Их заменили съёмные броневые листы, которые в походном положении крепились к бортам корпуса. Коробка с большим прожектором была снята – вместо неё внутри башни поставили маленький, закрытый откидным люком. Броневик получил фары меньшего диаметра без броневых крышек, кроме того, в бронировку мотора внесли изменения, позволявшие демонтировать его без снятия корпуса, бензопроводку разделили на две магистрали, сиденье водителя приподняли на 50 мм.

Испытания броневика велись с перерывами 6 июня по 3 июля 1928 года на маршруте ж/д переезд Юдино – д. Лапино – поворот на Салослово – мост через р. Селезня – д. Борки – д. Бузаево – Кольчуга – Раздоры – Рублёвское шоссе – Борки – Бузаево – перекрёсток дорог Усово-Одинцово и Бузаево-Кольчуга. Всего машина прошла 627 километров, из них 567 по шоссе и 59,4 километра по грунту. Выяснилось, что проходимость «Б-27» равна проходимости гружёного 1,5-тонного грузовика – на плохих грунтовых дорогах он часто застревал, и его приходилось вытаскивать с помощью людской силы либо грузовика. Запас хода по горючему составлял 180 – 200 километров по шоссе и 100 километров по грунтовке, обзор из машины был удовлетворительным. В целом «Б-27» показал себя неплохо, и комиссия в своём заключении рекомендовала принять его на вооружение РККА.

Отчёты всех испытаний были представлены начальнику снабжения РККА Н. Дыбенко, который после их изучения направил начальнику штаба РККА письмо следующего содержания:

«Вследствие того, что имеющаяся на вооружении РККА материальная часть авто-броневых машин как устаревшая и давно выслужившая все амортизационные сроки за последнее время приходит почти в полную негодность, Артиллерийским управлением УС РККА с начала 1927 года было приступлено к проектированию новой автобронетанковой машины. При её проектировании на основе тактико-технических требований за основу была взята марка машины, строящаяся на заводах промышленности СССР.

Наиболее пригодной машиной для забронирования оказался 1,5-тонный грузовой автомобиль «АМО Ф-15» завода Автотреста, который в большом количестве имеется в эксплуатации в государственных, кооперативных и промышленных предприятиях Союза.

Таким образом, при использовании в качестве объекта бронирования имеющегося в СССР шасси стандартного производства вопрос об обеспечении РККА броневыми автомобилями при мобилизации и запасными частями к ним в военное время разрешается в положительном смысле.

На основании изложенного выше в конце 1927 года АУ УС РККА проект новой бронемашины был осуществлён и построен опытный образец, который был всесторонне испытан комиссией с участием представителей АУ, Штаба РККА, Инспекции Пехоты и Бронесил, Инспекции Кавалерии авто-броневого дивизиона.

На основании изложенного прошу войти с представлением в РВС СССР о принятии на вооружении РККА бронеавтомобиля «АМО» образца 1927 года с присвоением ему наименования «БА-27» (бронеавтомобиль «АМО» обр. 1927 года) и о представлении Артиллерийскому Управлению права вносить в конструкцию машины последующие усовершенствования в зависимости от результатов продолжительных испытаний и опыта службы бронеавтомобилей в частях РККА».

24 октября 1927 года постановлением Революционного совета СССР бронеавтомобиль был принят на вооружение Красной Армии под обозначением «БА-27». Производство поручили Ижорскому заводу, шасси поставлял завод АМО.

19 декабря 1927 года артиллерийское управление РККА заключило с Ижорским заводом договор за № 5666/95 на бронировку 54 машин «БА-27» первой партии, а 6 января 1928 года – с заводом АМО на поставку 54 специальных шасси для них. Впоследствии договор с Ижорским заводом пересмотрели: в него включили 55-ю машину – опытный образец, который не был оплачен, а 20 броневиков предполагалось передать на вооружение частей ОГПУ. Выполнение данного заказа было закончено в декабре 1928 года.

Следует упомянуть, что более половины броневиков первой партии выпускались из броневых листов толщиной 4 – 7 мм, изготовленных на Ижорском заводе ещё в 1922 году. Для проверки их качества проводились два испытания стрельбой – большое и малое, в ходе которых листы отстреливались бронебойными и остроконечными пулями с дистанции 375 – 600 метров.

Собранный броневой корпус так же принимался по специально утверждённым техническим условиям – в стыках броневых листов допускались щели шириной до 1,5 мм на суммарной длине швов не более 200 мм. На первых семи машинах допускались местные щели в стыках шириной не более 2 мм на общей длине шва не более 100 мм. Сначала ширина щелей предусматривалась не более 1 мм, но учитывая заявление Ижорского завода о значительном износе кромкошлифовального станка, военные приняли предложение завода о допущении этой величины в 1,5 мм соответственно 200 мм.

10 января 1929 года артиллерийское управление заключило с Ижорским заводом договор № 549/86 на изготовление ещё 74 «БА-27». Однако выпуск второй партии затянулся. И АМО, и Ижорский завод не имели необходимого оборудования, инструментов и материалов, остро не хватало квалифицированных рабочих. Динамику производства броневиков в этот период можно проследить по докладу военпреда, датированному 8 декабря 1929 года: «За октябрь изготовлено первые 20 машин, за ноябрь – 12, по 8 декабря – 11, всего 43. Готовы на 90% – 11, на 80% – 8, на 70% – 8, на 50% – 11, свободных шасси – 3, итого 73 машины».

В декабре 1929 года решением реввоенсовета СССР создаётся Управление моторизации и механизации Рабочее Крестьянской Красной Армии (УММ РККА). Последнему передали все функции формирования автобронетанковых частей и обеспечения армии танками, броневиками и автотракторной техникой. 28 декабря артиллерийское управление передало УММ РККА «все права и обязанности по договору с Ижорским заводом на бронирование автомобилей». Изучив положение дел, руководство Управления моторизации и механизации 21 февраля 1930 года заключило с Ижорским заводом договор № 9022170 на 105 «БА-27» третьей партии со сроком окончания заказа к декабрю.

Однако возможности предприятия не позволяли сдать в войска такое количество броневиков. 13 мая военпред УММ РККА в своём докладе «О проверке выполнения заказов Ижорским заводом сообщал:

1. Заказ 1927/28 года на 55 машин – сдано 55;

2. Заказ 1928/29 года на 74 машины – сдано 70, на заводе 4. По словам администрации завода инженера Обухова будут сданы к 20 – 25 мая. Задержка в сдаче из-за отсутствия деталей: бензобаков, ниппелей и т.д.

3. Заказ 1929/30 года на 105 машин, из них до 8 мая не сдано ни одной. В сборке 15 корпусов, до 8 мая на завод поступило 30 шасси».

Тем не менее, в сентябре того же года с Ижорским заводом заключили договор ещё на 65 «БА-27» четвёртой партии со следующими сроками сдачи: в октябре – 20, в ноябре – 20 и в декабре – 25.

Летом 1931 года производство «БА-27» было прекращено. К этому моменту из 170 заказанных УММ РККА броневиков изготовили лишь 86. Таким образом, суммарный выпуск «БА-27» на 1928 – 1931 годы составил 215 бронеавтомобилей, включая опытный образец. Правда, последний в 1930 году разбронировали.

Следует сказать, что единственным внешним отличием «БА-27» третьей партии от машин первой и второй (четвёртая так и осталась лишь на бумаге) являлась крышка ящика для аккумулятора. Так как последний подняли вверх, размер и конфигурацию крышки уменьшили.

Весной 1930 года один бронеавтомобиль из второй партии отправили на 2-й автосборочный завод в Москве, ведущий сборку прибывающих из Америки грузовиков «Форд-АА». Здесь корпус «БА-27» переставили на шасси «Форда». Испытания показали, что благодаря более мощному двигателю скорость и запас хода бронеавтомобиля возросли. Однако по ряду причин использование американского шасси признали нецелесообразным, и «БА-27» на базе «Форд-АА» остался в единственном экземпляре.

Согласно документам, окраска броневиков была следующей: «…Защитный цвет снаружи и белый внутри. На каждой машине, на внутренней стороне дверей наносилась маркировка «АБ-27 ГИЗ», год выпуска и военный номер. На переднем контрфорсе внутри машины закреплялась медная плакетка с вышеуказанными надписями».

Они принимали участие в боевых действиях на КВЖД. По мере вывода из боевого состава БРА передавались в военно-учебные центры и пункты ОСОАВИАХИМа, где использовались в качестве учебных до начала войны.

БА–27М

В 1931 году Нижегородский завод «Гудок Октября» приступил к сборке из американских комплектующих 3-х осных грузовиков «Форд–Тимкен» с 40 сильным двигателем. Осенью того же года на бронерембазе №2 в Москве несколько корпусов «БА – 27» установили на шасси этой модели. Машина получила марку «БА–27М».

При боевой массе в 4,5 тонн автомобиль развивал скорость до 41 км/ч, имел достаточно высокую проходимость он мог преодолевать подъём до 23 градусов. За счёт увеличения ёмкости топливных баков увеличился запас хода без дозаправки.

«БА–27М» создан на базе клепаного бронекорпуса «БА–27» с установкой его на 3-х осный автомобиль «Форд–Тимкен», в результате была повышена проходимость, увеличен запас хода без дозаправки.

Введение в экипаж 4-го человека позволило вести огонь одновременно из пушки и пулемёта. Башня с вооружением от лёгкого танка «МС–1» поворачивается вручную. Участвовал в боевых действиях на реке Халхин-Гол.

источник: РОО»Академия русской символики»